Eight Squadron

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Eight Squadron » Новости с неба » Креатив от Неведомого я.


Креатив от Неведомого я.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ГЛАВА 1.

Солнце опустилось за далекие горы, вечерние сумерки накрыли Лайю, играя золотистыми бликами на снежных вершинах. Дверь в одном из неприметных домов отворилась, и на пороге появился высокий человек, одетый в изумрудного цвета плащ. Из-под накинутого на лицо капюшона вились светлые локоны, за спиной висел походный рюкзак, под плащом можно было рассмотреть высокие походные сапоги, поблескивала кольчуга и острие короткого меча. Неизвестный постоял на пороге дома, оглядывая улицу.
Вообще-то, рассматривать было почти нечего: Лайя был небольшим городишком, с несколькими улицами, двумя сотнями каменных домов, храмом, а на восточной стороне города виднелись остроконечными пиками здание местной Гильдии Магов. Чуть поодаль, незаметно примостилась Гильдия Воинов и Купеческая Гильдия. Конечно, отпущение грехов, торговля магическими амулетами и охрана караванов приносили городу неплохой доход, но свою славу и богатство, все же, Лайя приобрела благодаря речному порту, расположившемуся в южной части города.
Ладьи и большие речные суда привозили в город пряности, изделия из железа, вино, пшеницу, разгружая их в портовых пакгаузах. Из складов товары перегружались на верблюдов, и торговые караваны направлялись дальше, на восток и север. Корабли же, в свою очередь, снова нагружались – на этот раз, шелком, кожей, диковинными тканями и фруктами, редкими породами дерева, и пускались в долгий и небезопасный путь вниз по течению, к Южному морю, к Сарин, большому порту на морском побережье, лежавшему километрах в двухстах южнее Лайи. С каждого судна и с каждого верблюда, пришедшего в город, муниципалитет взимал пошлину, торговых караванов становилось с каждым годом больше, Лайя процветала. Каменные мостовые, широкие улицы, везде царила чистота и порядок, каждый дом города, даже самый убогий и жалкий, был разукрашен с большим изяществом и стоил немалых денег.
- Ну, чего стоишь? – сказал за спиной путника певучий девичий голос. – Поторопись…
Неизвестный обернулся, обнял девушку, стоявшей в дверном проеме, поцеловал, и нырнул в ночь.
Улицы, не смотря на поздний час, не были пустынными: то тут, тот там мелькали фигуры патрульных, усиленных на ночное дежурство, бойцами Гильдии Воинов, простучали по булыжной мостовой колеса кареты, галопом пронеслись несколько всадников. Путник, стараясь, не привлекать внимания, завернул за угол, вышел на набережную, разделявшую город надвое, миновал жилой и торговый кварталы, и направился к порту. Остановившись возле одной из портовых таверн, он откинул капюшон и заглянул внутрь.
В трактире играла музыка, несколько купцов сидели за дубовыми столиками, обсуждая свои дела. Среди присутствующих не было ни одного из тех, кого искал путник, и, накинув капюшон и отмахнувшись от поспешившего ему на встречу трактирщика, он снова вышел на улицу.
Возле портовых ворот его остановил старик-сторож.
- Ты это куда? – недружелюбно спросил он.
В руке эльфа (а то, что неизвестный был эльфом, было очевидно для любого внимательно наблюдателя) блеснул полудинар.
- Не подскажешь, любезный, - ровным голосом спросил путник, - судно, капитан которого не откажется взять на борт пассажира?
- А куда нужно направиться любезному господину? – серебряная монета исчезла в крепкой мозолистой руке сторожа.
- Господину нужно в Лан, - ответил эльф. Лан, небольшой речной порт, лежал на полпути между Лайей и Сарином, и также служил перевалочной и промежуточной базой для караванов.
Старик задумался, а затем хлопнул себя по лбу.
- Если, уважаемый господин соизволит пройти ко второму причалу, то он увидит там двадцативесельную ладью «Пегас». Капитан оного как раз направляется в Лан. Человек он, надо сказать, не очень хороший, и честному господину, - тут сторож пристально посмотрел на эльфа, - с ним лучше дела не иметь, но «Пегас» должен завтра выйти в плавание, а трюмы его на половину пусты, и если господин очень спешит, то найти общий язык с капитаном ему будет нетрудно. Правда, сдерет он с господина три шкуры…
Эльф жестом прервал рассуждения сторожа, и тот почувствовал у себя в руке еще одну серебряную монетку.
- Так где, говорите, находиться «Пегас»?
Старик открыл ворота и впустил путника.
- У второго причала, уважаемый, - ответил он. – Если вы завернете за этот пакгауз, - сторож указал портовому складу, стоявший немного в стороне от других, возле самой реки, - то выйдете как раз к «Пегасу».
Поблагодарив, эльф вошел на территорию порта, завернул за пакгауз и уже через минуту говорил с капитаном «Пегаса». Тот был высок, крепок, а смуглое лицо наводило на мысль, что его родители были степными кочевниками. Изложив шкиперу суть вопроса, эльф выжидающе посмотрел на своего собеседника.
- Пять динаров! – рявкнул капитан, ухмыляясь. – И деньги вперед!
- Половину сейчас, половину по прибытию в Лан, - ответил эльф, не смущаясь явно завышенной плате за путешествие, и несколько серебряных монет перекочевали к смуглолицему.
Капитан пересчитал деньги и понимающе кивнул.
- Уносишь ноги, да? – спросил он. – Небось, за голову твою награда назначена?
Эльф презрительно фыркнул и не счел нужным отвечать.
- Не боись, - крякнул капитан, – своих не выдаем. Твои дела при тебе и останутся. Тебя провести в каюту прямо сейчас?
Эльф отрицательно покачал головой.
- Я еще не все дела закончил на берегу.
- Значит так. Отправляемся мы завтра утром, с восходом солнца. Если тебя к этому времени не будет на борту, то пеняй на себя. Договорились?
- Договорились, - ответил эльф.
Выйдя из вонючей каюты, он спустился на берег. Постояв минуту, задумавшись, он решительным шагом направился в город. Не дойдя немного до портовых ворот, он перескочил через стену и неслышной тенью заскользил по улице.
Через минут двадцать он добрался до своей цели: богатого двухэтажного особняка в деловой части города. Лишь однажды ему пришлось затаиться и изобразить из себя пьяного: когда патрульный, вместе с двумя бойцами-наемниками, оказался у него на пути. Эльф, конечно, знал о том, что его художества стали известными начальнику местной городской стражи, но, вместе с тем, награда за его поимку была пока столь незначительной, что стражники даже не думали его искать. Нет, конечно, если он будет настолько глуп, что сам попадется в руки к ним, то с ним церемониться не будут. Но он не дурак…
Затаившись возле особняка, он осмотрелся еще раз. Но вокруг было тихо и спокойно, стражников и наемников видно не было, и эльф нырнул на задний дворик дома, к потайной двери. Через несколько мгновений он достиг цели, положил рюкзак на землю и склонился над дверью.
Коснувшись двери, эльф почувствовал, как по его руке прошло тепло, а тело пробила мелкая дрожь: на замок было наложено охраняющее магическое заклинание. Впрочем, его это не удивило: половина жителей города стремились обезопасить себя от воришек, и защищали свое жилье с помощью магии и разнообразных хитроумных ловушек.
Эльф провел рукой по двери и насторожился. Чуть ниже замка, в маленькой щелочке, уютно устроилась Огненная стрела, но вот только магия была очень и очень слабой. Такие заклинания, не способные убить муху, но производящие достаточно шума, что бы привлечь внимания охраны, за пару серебряных монет, ставили, обычно, младшие ученики магов. Клиенты заказывали подобные ловушки для шкатулок и сундуков, но никак не на входные двери. Сложные защитные заклинания стоили намного дороже и требовали весьма длительной и кропотливой работы. Может, эта ловушка призвана отвлечь внимание вора от другой, но более сложной и поставленной настоящим мастером?
Эльф провел рукой по двери еще раз, но ничего не чувствовал, кроме слабого притока магии, исходящей от замка. Может быть, стоило бросить его и поискать другой дом? Но часы на городской ратуше уже пробили час ночи, времени на поиски не было, и эльф, матерясь, решил рискнуть.
Он прислушался, но с улицы не доносилось ни одного постороннего шума. Достав из мешка щуп, эльф осторожно (не дай бог, заденет срабатывающий механизм) вставил его в щель, где располагалась ловушка, и повернул. Щель замигала едва заметным бледно-розовым светом, а через мгновение свечение потухло. Вор презрительно усмехнулся, достал отмычку и склонился над замком. Через несколько минут он был в доме.
Оказавшись в холе, эльф прислушался. Но информатор, кажется, не обманул его: в доме никого не было. Несколько дней назад хозяин особняка, вместе со слугами, уехал по делам за город и должен был вернуться завтра утром. Эльф начал подниматься по ступенькам крутой лестницы на второй этаж: то, что он искал, находилось там.
Поднявшись по лестнице, вор осмотрелся: тусклого света двух лун, проникавших в небольшое окошко в конце коридора,  вполне хватало ему, что бы рассмотреть все детально. Несколько комнат, расположенных друг напротив друга, статуи, мягкие ковры – обычная обстановка зажиточного купца. Эльф напрягся: магическое чутье, присущее всем эльфам, подсказало ему наличие магии в дальней комнате, в конце коридора. Мягким, не слышным человеческому уху, шагом он подошел к двери. Осмотр замков удовлетворил его, магии на них не было, и через минуту эльф стоял в комнате.
В комнате он снова прислушался к своим чувствам. Чутье подсказало ему несколько слабых источников магии, ближайший из которых находился за картиной, почти возле двери. Сняв картину, эльф обнаружил, что за нею скрывался небольшой сейф. Осмотрев его, он обнаружил возле замка еще одну ловушку, выполненную явно тем же магом, что и ловушка на двери черного хода.
- Вот же скупердяй, - презрительно сплюнул эльф.
Сняв ловушку щупом, он принялся возиться с замком сейфа.
- Вот же черт, - выругался он десять минут спустя. – Что б тебя…
Не смотря на злость, в его голосе прозвучало уважение: замок был из самых лучших, открыть его будет непросто. Изнемогая и покрываясь потом, вор провозился с сейфом очень долго, и на востоке начали появляться первые признаки зари, когда, наконец-то, ему удалось открыть его.
За дверцей эльф увидел шкатулку, несколько увесистых кошелей на верхней полке и какие-то бумаги на нижней. Документы вора не заинтересовали, и он потянулся к шкатулке, достал ее и открыл, а затем, довольно хмыкнув, положил в рюкзак. Взяв один из кошелей, эльф открыл его и принялся изучать содержимое: в тусклом свете лун заблестели серебряные полудинары. Он собирался уже, было, взять следующий мешочек, как на улице его внимание привлек стук колес и голоса, зазвучавшие прямо под окнами.
Подскочив в к окну, эльф аккуратно – не дай бог, увидят с улицы – отодвинул шторку и выглянул на улицу. Возле главного входа в здание стояла большая телега, доверху груженная ящиками и коробками. Рядом с телегой суетились несколько слуг, готовясь разгружать ее.
- Что б вас…, - эльф грубо матерился, наблюдая, как один из слуг направился к парадному входу. Через несколько минут они войдут в дом, и тогда…
Эльф не стал дожидаться этого «тогда». Метнувшись к сейфу, он быстро сгреб шкатулку, оставшиеся мешочки, сунул их в рюкзак и поспешил к выходу.
Уже закрывая за собой черный ход, он услышал, как в двери парадного входа заскрипел, поворачиваясь, ключ. Эльф припустил во всю прыть, которую был способен, и через несколько минут оказался у городской стены. Городские укрепления походили больше на забор и носили, скорее, декоративный характер, ибо почти не охранялись, и эльф без труда перемахнул через стены незамеченным, оказавшись в густых зарослях. Снова припустив бегом, он быстро достиг порта. Остановившись на мгновение, эльф прислушался и успокоился: шаги стражников, наверняка уже осведомленных о краже, отдавались очень далеко, и путь к его цели был свободен.
Через несколько минут он достиг «Пегаса». На борту его встретил ухмыляющийся капитан. Не говоря ни слова, он провел его на бак ладьи.
- Вот ваша каюта, - сказал капитан, открывая одну из дверей на полубаке.
Каюта, на удивление, оказалась очень чистой и удобной. Эльф расслабленно упал на мягкие подушки лежака.
- Отдыхайте, уважаемый, - сарказм так и звучал в голосе капитана. – Мы выходим через два часа. Прошу Вас, так же, разделить со мной сегодня завтрак…
И капитан, не дожидаясь ответа, вышел. Впрочем, эльф не настолько устал, что бы не заметить злого блеска в его глазах. Определенно, надо держаться на стороже. С этими мыслями эльф задремал.

ГЛАВА 2

В полдень следующего дня, эльф сошел по трапу на каменную пристань в Лане.
- Удачного путешествия господину, - пророкотал за его спиной капитан «Пегаса».
Эльф не счел нужным ответить. Пройдя по набережной, он вышел за портовые ворота и оказался в самом городе.
Лан был не многим больше Лайи: шесть улиц, так же вымощенных красным камнем, три сотни добротных домов, бесконечные причалы, склады и пакгаузы. Вот только выглядел Лан побогаче, и развернуться здесь было где. Но, прежде, следовало, зайди к старому приятелю. Точнее сказать, не совсем к приятелю и даже совсем не приятелю, но к человеку, обижать которого не следовало.
И, все же, эльф не пошел к нему сразу.
- Уважаемый, - спросил он у встречного, - вы не подскажете, где здесь ратуша? И где мне найти Гильдию Воинов?
- А, вон, - указал прохожий на высокий шпиль, возвышающийся над домами. – Вон наша ратуша. И Гильдия рядом с ратушей – соседнее здание…
Поблагодарив, эльф направился в одну из улиц, удивляясь тому, что в городе было пустынно. Лишь изредка мелькала тень случайного прохожего, процокал копытами одинокий караван, да стражники, неторопливым шагом меряющих улицы. Да уж, сонное царство… Хотя, что с них возьмешь: сиеста.
Эльф свернул в один из переулков, настолько узкий и неприметный, что о его существовании, наверное, не знали даже местные жители. Оглянувшись, эльф быстро юркнул за ряд бочек и затаился. Впрочем, ждать ему долго не пришлось.
Вскоре, чуткое эльфийское ухо уловило звук шагов. Судя по всему, человек, шедший к месту, где спрятался эльф, был один. Эльф, на всякий случай, аккуратно выглянул и тут же спрятался назад: улица была пустынна, и по ней действительно шел тот, кого он ждал. Когда человек поравнялся с ним, эльф выскочил из укрытия, нанес сильный удар. Неизвестный упал, эльф, убедившись, что его никто не видел, затащил жертву в переулок.
Пройти даже несколько шагов, таща бесчувственное тело, неблагодарная работа, и эльф, добравшись до своего прежнего укрытия, бросил неизвестного на землю. Тот зашевелился и открыл глаза.
- Ты? – удивленно спросил капитан «Пегаса», уставившись на эльфа.
- Я, - ответил тот, и это было последнее, что услышал моряк в своей жизни.
Блеснула вороненая сталь, и капитан «Пегаса» провалился в небытие, из которого нет возврата. Вытерев клинок пучком травы, эльф выглянул на улицу. По-прежнему там было пустынно, и мужчина, не прячась больше, широким шагом направился к своей цели. Через минут десять он стоял возле небольшого, но выглядевшего достаточно прилично, трактира «Усталый путник», расположившегося на восточной стороне большой площади.
Эльф постучал. Дверь ему открыл огромный детина.
- Что желает господин? – спросил «привратник».
- Я желаю снять номер в вашем заведении. Мой путь был очень долог, уважаемый, и я очень устал, - эльф многозначительно посмотрел на охранника.
- У господина есть приглашения? - охранник понимающе кивнул.
Эльф достал из-за пояса кожаный кружок, с изображенным на нем драконом.
- Уважаемый может пройти, - сказал охранник, открывая дверь пошире.
Он посторонился, и эльф вошел.
- Кейм, - позвал охранник.
Из темноты прохода появилось еще двое громил.
- Проводите гостя к хозяину, - жестким голосом приказал охранник.
Он сделал приглашающий жест, и гость проследовал за охранниками по узкому коридору, через почти пустой зал таверны, в заднюю комнату на другом конце здания.
- Оружие, - сказал один из громил эльфу. – Сдай оружие.
Гость без разговоров отстегнул от пояса меч и кинжал, протянув их охраннику. Тот проверил – не осталось ли у эльфа еще какого оружия под одеждой – и толкнул створки.
За дверью эльфа встретил приземистый старичок. Несколько секунд он рассматривал гостя, затем спросил:
- Кто таков?
Голос старичка звучал вкрадчиво, как говорит любящий дедушка с шалящими внучками. Эльф достал из-за пояса значок и протянул его старичку.
- Анариэль, - сказал эльф, – из рода Клейн. Я прибыла засвидетельствовать вам свое почтение.
Старичок внимательно изучил значок, затем вошедшего и засмеялся.
- Здорово ты провела нас, - сказал он, вытирая слезы. Отсмеявшись, он вдруг снова стал серьезным. – Я слышал о тебе. Слухи о твоих похождениях идут впереди тебя, твое описание не замедлит достигнуть и ушей капитана местной стражи.
Старичок проводил девушку в глубь комнаты и усадил в кресло. Затем позвонил в колокольчик, и через минуту слуга внес в комнату чай.
- Значит так, - продолжил старичок, когда слуга вышел. – Я так понял, ты пришла не только засвидетельствовать мне свое почтение, верно? Так вот, дорогая моя, ты слишком известная личность, поэтому слушай мой первый приказ: никакой инициативы без моих распоряжений. Никаких выходов на задание, живешь, как простой человек. Ходишь по трактирам, посещаешь местные увеселительные заведения, знакомишься с достопримечательностями, местной жизнью и раз в неделю приходишь отчитываться передо мной. Понятно?
- Понятно, - ответила, опустив голову, девушка.
- И не дуйся, - усмехнулся старик. – Станет с тебя еще приключений в жизни. Если тебе негде жить, можешь снять комнату здесь или в гостинице «Серебряный единорог» - весьма приличное заведение. А теперь можешь идти.
Анариэль кивнула, поклонилась и вышла на улицу. Оставаться в гостинице, известной как пристанище воров, значило привлечь к себе ненужное внимание, и девушка спросила у пробегавшего рядом мальчишки:
- Не подскажешь, любезный, где тут находиться «Серебряный единорог»?
- А вон там, - кивнул мальчишка, показывая на двухэтажное здание на другом конце площади, расположившегося неподалеку от высокого шпиля городской ратуши.
Эльфийка сунула в руку мальчишке полудинар и направилась к гостинице.
На пороге девушку встретил угрюмый хозяин. Придирчиво осмотрев вошедшего, он впустил его внутрь.
- Чего желаете? – недружелюбно спросил хозяин.
- Комнату, - последовал короткий ответ.
- Комната – два динара день, десять – неделя. За стол отдельная плата – динар в день.
Анариэль без разговоров выложила на столик несколько монет. Хозяин сгреб деньги в фартук, взял в руки колокольчик и позвонил.
- Проводи гостя в его комнаты, - сказал он прибежавшему мальчишке-слуге.
Оказавшись в своей комнате, девушка должна была признать: гостиница была если не высшего класса, то, по крайней мере, достойной. Везде блюлась чистота и порядок, номер, в который ее поселили, был уютен, посреди комнаты стояла кровать, у стены небольшой шкаф черного дерева, комод, несколько стульев, на стенах висели несколько, радующих глаз, картин, на окнах – мягкие занавески голубого бархата, а на полу мягкие ковры.
Обстроившись, Анариэль приступила к следующей задаче: знакомство с городом и его жителями. Первым местом, куда направилась девушка, была Гильдия Воинов, располагавшаяся между ратушей и самой гостиницей.
Был вечер, Гильдии стояла странная тишина. Старый слуга провел Анариэль в фехтовальный зал.
- Хорошо, давайте посмотрим, что вы умеете, - сказал мастер и глава Гильдии, выслушав девушку.
Надев маску и защитный доспех, Анариэль взяла в руки учебный меч.
- En Engel!*
Клинки со звоном скрестились, бой начался.
Минут через десять, мастер отступил, снял маску и отложил ее в сторону.
- Что же, - сказал он, - вы хороший боец, из вас выйдет хороший мечник. Думаю, я смогу принять вас в Гильдию. Думаю, вы знаете, правила приема?
- Да, - ответила девушка. – «Умри, но честь не запятнай!»
Анариэль и мастер прошли в дальний конец зала, уставленный макетами, различными доспехами и оружием. Ознакомившись с необходимыми документами, подписав несколько бумаг и заплатив вступительный взнос, девушка покинула Гильдию.
Анариэль быстро изучила город, познакомилась со многими влиятельными людьми. Теперь она не была чужой в Лане. В перерывах между изучением местных достопримечательностей (прежде всего, домов наиболее состоятельных жителей), эльфийка все чаще стала наведываться в Гильдию Воинов. Тамошние мастера не даром слыли лучшими учителями в стране, и за три месяца девушка многому научилась в искусстве владения мечом и стрельбе из лука. Постепенно, старый учитель сталь уделять способной ученице все больше и больше внимания, передавая ей секреты своего мастерства.
Не забывала Анариэль заходить и в Гильдию Воров. Старый вор, казалось, тоже изучал ее: каждый раз, он, казалось, проверял ее. Несколько раз он посылал девушку на незначительные задания или проверял ее уровень воровского мастерства, предлагая открыть особо изощренные ловушки и замки.
Три месяца, прошедшие со дня ее прибытия в Лан, протекли незаметно. К концу лета, в один из вечеров, когда все ученики уже разошлись, дверь в фехтовальную залу Гильдии Воинов распахнулась, и на пороге появился мальчишка-посыльный.
- Так, отлично…, - слышался из глубины зала зычный голос. – Теперь переход в полукруг… Блокируй удар… Вот так… Хорошо… Выпад!... А теперь контратака в квинтете… Отход назад… Блокировка с разворотом… Переход в трапецию**…
Мальчишка с опаской прошел немного в глубь зала, спрятался за колонной и принялся осматривать зал. Посреди площадки расположились несколько макетов, на которых ученики отрабатывали приемы, за колоннами напротив стояли подставки с оружием и доспехами. Но не это интересовало посыльного: как завороженный, он смотрел на пару, одетую в учебные доспехи и сражавшуюся в конце зала. С потрясающей быстротой в воздухе мелькали учебные мечи, со звоном скрещиваясь, один из бойцов наступал, стараясь достать соперника. Впрочем, это получалось у него плохо: второй боец умело защищался, отражая удары и сам переходя в наступление.
- Стоп, достаточно, - сказал, наконец-то, один из них, судя по голосу – мастер. – На сегодня все.
Сняв маску, он положил ее на скамейку, туда же последовал учебный меч. Его соперник тоже снял маску, белые локоны рассыпались по плечам.
- В целом, ты неплохо справляешься, с защитой без щита, - продолжал мастер. – Но ты слишком раскрываешься, делая выпад в квинтете. Любой достаточно опытный боец может воспользоваться твоей оплошностью, и тогда тебе придется уповать только на Всевышнего и доспехи.
Девушка что-то забормотала в ответ.
- Нет, нет, - ответил мастер. – Не стоит рассчитывать на это…
Тут он заметил мальчишку-посыльного, выглядывавшего из-за колоны.
- Кто таков? – рявкнул он. – Тебе чего надобно тут? Подслушиваешь?
Мальчишка, замирая от ужаса и страха, выбрался из своего убежища.
- Нет…, - испуганно залепетал он. – Как можно…И в мыслях не было…
- Чего надобно? – повторил мастер.
- Письмо, - запинаясь, сказал мальчишка. – Для госпожи Анариэль…
- Давай его сюда, и проваливай.
Мастер вырвал из рук мальчишки письмо, посыльный, кланяясь и бормоча извинения, быстро засеменил к выходу. Девушка взяла из рук учителя письмо, сломала печать и быстро прочла его.
- У меня плохие новости, - сказала она, заметив внимательный взгляд учителя.
– Помощь нужна? – спросил мастер.
- Нет, спасибо, учитель. Я сама справлюсь.
- Смотри, мне не хотелось потерять лучшую из своих учениц.
- Не переживайте, учитель, я еще вернусь.
- Надеюсь, - сказал мастер.
Он помог снять девушке доспехи и проводил ее к выходу.
- Надеюсь, мы с тобой еще встретимся, - проговорил мастер так тихо, что даже чуткое эльфийское ухо не услышало его.
Анариэль вышла на набережную и несколько минут стояла, смотря на реку. Несколько ладей держали курс на юг, около двадцати судов стояли у причала, сновали по улицам люди, несколько телег прогрохотали по мостовой к причалам. Прохладный вечерний ветер приятно холодил лицо, снимая усталость, девушка закрыла глаза и несколько минут стояла, забыв обо всем на свете. Затем, взяв себя в руки, она решительным шагом направилась к «Усталому путнику».
Глава Воровской гильдии уже ждал ее: охранник без разговоров провел ее в знакомую комнату. Помимо старичка, в комнате находился еще какой-то человек, больше похожий на солдата, чем на вора.
- А вот и наша гостья, - улыбнулся старичок, поднимаясь на встречу Анариэль. – Проходи, дорогая, проходи, у меня для тебя есть работа…

ГЛАВА 3.

- Ты знаешь дом Карета? – спросил старичок.
- Знаю, - ответила Анариэль, - он находиться в юго-восточной стороне города, возле порта.
Карет, сколотивший состояние на торговле тканями и одежды, был известен в деловых кругах как человек сомнительной репутации. «Доброжелатели» купца поговаривали о его связях с контрабандистами, пиратами и работорговцами.
- Ты самый лучший у нас специалист по ловушкам и замкам, - продолжал, кивнув, старичок. – Некому человеку нужно кое-что, находящееся в доме Карета…
Глава Гильдии достал откуда-то из под стола лист бумаги и разложил ее на столе. Анариэль, старичок и неизвестный склонились над столом.
- Смотрите, - неожиданно заговорил гость. Голос у него оказался под стать лицу: столь же грубый и неотесанный. – Это план дома Карета. То, что нужно мне... То есть клиенту-заказчику находиться тут, в холе, на первом этаже, - палец неизвестного ткнул в конец плана. – Тут находиться тайник…
Он выпрямился и посмотрел на собеседников.
- Мне безразлично, кто пойдет со мной, - продолжал он, обращаясь, скорее к старичку, чем к Анариэль. – Мне важен результат. Брать нужно только то, что лежит в тайнике и ничего больше. И сделать это надо не откладывая, сегодня ночью…
Старичок, с неожиданной ловкостью подскочил.
- Ты…, - резко прошипел он. – Не указывай, что мне делать! Ты делаешь свою работу, а я свою! Если я взялся выполнить поручение твоего хозяина, то я выполню его! Какой ценой – уже не важно! Ты, главное, деньги приготовь!!!
Гость оттолкнул хозяина комнаты. Ухмылка обезобразила его, и без того изуродованное лицо.
- Выполнишь, да? Ну-ну!!! Хотелось бы посмотреть!!!
- Не бойся, выполню! А теперь угомонись, мне надо дать указания своему человеку, а ты мне мешаешь!
Незнакомец ухмыльнулся еще раз, но все-таки сел в кресло. Старичок кивнул, и повернулся к Анариэль.
- На задание вы выходите вместе, - сказал он. – В полночь вы должны быть уже на месте. Ты заходишь в дом с черного хода. Заходишь одна, он тебя прикрывает, - старичок кивнул в сторону гостя, - и ждет тебя у входа. Ты берешь только то, что лежит в тайнике, и возвращаешься к нему, - он снова кивнул в сторону незнакомца, - отдаешь «товар», получаешь плату – пятьсот динаров – и возвращаешься сюда.
Теперь, что касается ловушек на дверях и замков. Ловушки ставил боевой маг местной Гильдии Магов, и уж не поскупился на их силу: на дверях, и на тайниках стоит Зеркальный Щит. Знаешь такое?
- Знаю, - ответила Анариэль, - сталкивалась. Справлюсь.
- Хорошо, - продолжил старичок. – На двери, кроме Зеркального щита, стоит и механическая ловушка: при открытии замка не стандартным ключом, дверь угостит нежелательного гостя арбалетным болтом. Других ловушек нет, замки работы местных мастеров-гномов, обычной сложности и обычными сюрпризами, открываться простой отмычкой. В доме никого не будет: ни слуг, ни охраны, ни собак. Вопросы?
Анариэль отрицательно покачала головой.
- Тогда можешь быть свободной. В полночь встречаетесь у дома Карета.
Анариэль кивнула и вышла.
Оказавшись на улице, девушка перешла через площадь и несколько минут постояла перед дверью гостиницы, размышляя. Дело ей не нравилось, от него за лигу несло опасностью. Что-то и глава Гильдии, и неизвестный недоговаривали. Да тут еще странная сора между ними. Нет, тут что-то нечисто.
Анариэль потянулась, усталость дня и несколько часов  фехтования давали о себе знать. Девушка еще немного подумала, и толкнула дверь в гостиницу: надо было отдохнуть перед выходом на задание.
- Разбуди меня за час до полуночи, - попросила она девушку-служанку, поднявшись в свой номер.
Повалившись в кровать, девушка сразу погрузилась в глубокий сон. Черная пелена окутала ее сознание, и во сне она видела, как какая-то странная тень преследует ее по улицам города. Анариэль изо всех сил старалась убежать от нее, скрыться от неведомой опасности, но каждый раз, оборачиваясь, она видела, что тень не отстает, и не приближается, а лишь неотступно следует за ней. Девушка побежала, выбежав на набережную, хотела, было прыгнуть на борт стоявшей у причала ладьи, но та вдруг исчезла, и она с размаху плюхнулась в холодные воды реки. Анариэль почувствовала, что идет ко дну, но тут чья-то рука схватила ее за шиворот, и она проснулась.
Над нею склонилась служанка, тряся за плечо.
- Сударыня, - тихо позвала девушка. – Уже одиннадцать.
Поблагодарив служанку, девушка быстро собралась, и за десять минут до назначенного срока была на месте. Странный гость главы Воровской гильдии уже ждал ее.
- Все чисто, я проверил, - сказал он.
Не смея сомневаться, Анариэль, все же обошла не только вокруг дома, но и заглянула в ближайшие переулки. Достаточно далеко от них протопал к порту патруль, несколько пьяных, шатаясь, пытались добраться от одного трактира к другому, парочка всадников, гарцующих на центральной площади города – вот и все, что увидела девушка. В самом доме стояла абсолютная тишина, ни шороха, ни звука не чувствовалось за его древними и могучими стенами. И все же, Анариэль не могла отделаться от странного предчувствия, да и ее напарник, по-прежнему не внушал ей доверия.
Впрочем, тот, словно чувствуя неприязнь девушки, держался немного поодаль и не пытался мешать ей. Наконец-то, закончив осмотр, девушка подошла к нему.
- Идем, - сказала она.
И, не дожидаясь какой-либо реакции с его стороны, девушка нырнула на задний дворик, укрытый от нескромных взглядов, к черному ходу. Напарник, не отставая, последовал за ней.
На заднем дворе, кроме нескольких ящиков, бочек и полуразвалившейся телеги, так же никого и ничего не было, и девушка склонилась над замком.
- Смотри по сторонам, - не скрывая неприязни, буркнула Анариэль. – Если, не дай бог, прошляпишь, то я тебя первым прирежу.
- Ты свое дело делай, - столь же недружелюбно ответил незнакомец, - а за меня не переживай. Я свое дело знаю.
Он достал из под плаща меч, и устроился за одним из ящиков. Не смотря на неприязнь, девушка, все же, не могла не признать правильность его действий: с того места, где расположился ее партнер, просматривались все окрестности, и никто и ничто не могло застать их врасплох. Одобрительно кивнув, она снова наклонилась над замком.
Теплое течение чужой магии она ощущала уже давно. Сосредоточившись, Анариэль направила ладони к тому месту, где она ощущала Силу. Что-то мягкое и упругое ударило ее, и девушка чуть не упала. Тихо ругнувшись, девушка открыла сумку и достала магический щуп.
Ловушка на замке действительно была Зеркальным Щитом, самым хитрым и коварным заклинанием из арсенала защитной магии. Большинство жителей ставили на свои двери обычные заклинания, просто убивавших или наносившим тяжелые ранения тому, кто пытался открыть замок без согласия его хозяина. Достаточно опытный вор, при определенном везении, мог снять такую ловушку.
Зеркальный Щит же, изобретение боевых Магов Воздуха, отражал, словно зеркало свет, любое усилие, направленное против охраняемого объекта – будь-то простое дуновение ветра, поворот щупом, удар, да вообще, что бы то ни было – назад, к источнику этого усилия. Вот только возвращалось это действия усиленное во много раз, нанося незадачливому вору серьезные травмы. Такое заклинание было, практически, вечным, ибо черпало магическую энергию из окружающего мира, и образовывала для нежелательного вора замкнутый круг: что бы снять его, требовалось приложить определенное усилие, а что бы приложить усилие, надо было снять заклинание. Зеркальный Щит стоил очень больших денег, и снять мог только хозяин или опытный маг.
Анариэль установила щуп в щель, и опять получила удар, правда не такой сильный. Не обратив на него внимания, девушка очертила вокруг ловушки магический круг, прошептала, и в щели что-то замигало: доступ магической энергии к ловушке был перекрыт. Теперь внутренних запасов Силы должно было хватить ловушке ненадолго, и девушка повернула щуп. Магический щуп замигал, принимая в себя основную энергию ловушки. Девушка повернула щуп еще несколько раз, щель мигнула тусклым светом в последний раз и потухла: Зеркальный Щит был снят. Теперь наступала череда механической ловушки замков. Девушка достала отмычки, несколько странных предметов продолговатой формы. Наклонившись над дверью, Анариэль сделала несколько движений и замок щелкнул, открываясь.
- Готово, - позвала девушка напарника.
- Ну, ты даешь, - сказал мужчина, уважительно смотря на хрупкую девушку. – Впечатляет…
- Да ладно, - Анариэль стало вдруг почему-то приятно признание незнакомцем ее талантов, хотя она по-прежнему ему не верила. Она тряхнула головой, беря себя в руки. – Идем в дом…
Толкнув дверь, они оказались в обширном холе, тускло освещенном слабым лунным светом.
- Тайник находиться вон там, возле статуи бога Лайдида, - сказал незнакомец, показывая куда-то в другой конец залы. – Открываешь его, берешь все, что там есть и возвращаешься сюда: я буду стеречь вход, дабы нам не помешали ненароком. Кроме тайника, больше ничего не трогаешь, понятно?
- Понятно, - буркнула девушка.
- С богом, - кивнула незнакомец.
Анариэль быстро нашла тайник: небольшой сейф, спрятанный за статуей. Заклинание и замки на сейфе были такими же, как на входной двери, только заклинание было послабее. Анариэль подивилась людской неосмотрительности: если вор смог снять внешнюю защиту, то внутри его должны ждать куда более серьезные сюрпризы, а не простые заклинания.
Как бы там ни было, девушка быстро справилась с сейфом и открыла его. Внутри лежали только две шкатулки. Подхватив их, девушка быстро вернулась к напарнику.
- Это как раз то, что нужно, - удовлетворенно сказал тот, изучив содержимое добычи. – Уходим…
Но уйти им не удалось: снаружи раздался какой-то звук. Парочка недоуменно посмотрела друг на друга, затем Анариэль выхватила меч.
- Ах, ты тварь! - рявкнула она. – Я убью тебя!!!
- Да помолчи ты, - недовольно поморщился напарник. – Потом разберемся, когда выберемся…
Сунув в руки опешившей девушки шкатулки, он приоткрыл дверь.
- Жди тут, я быстро, - и не дожидаясь, когда Анариэль прейдет в себя, мужчина вынырнул на улицу.
- А, ну стоять!!! – голос девушки был похож на рык разъяренной пантеры.
Она выскочила на улицу, и недоуменно остановилась: Анариэль всего на пару секунд отстала от напарника, но тот исчез, как будто сквозь землю провалился. Ее оцепенение продлилось недолго: снова раздались странные звуки, похожие на скрип железа, и девушка, бросив на землю шкатулки и приняв боевую стойку, повернулась к ящикам. Перед нею, словно призрак, вырос стражник со значком капитана.
Размышлять было некогда, Анариэль сделала выпад мечом. Стражник оказался человеком опытным и проворным, и, уйдя немного в сторону, блокировал удар. Эльфийка попробовала снова атаковать, капитан снова ушел от атаки. Атакуя, девушка совсем упустила из виду тень, мелькнувшую за ее спиной, что-то длинное и тяжелое мелькнуло сбоку. Анариэль попыталась блокировать удар, но меч только скользнуло по алебарде, сильная боль пронзила ее и девушка погрузилась в небытие…

ГЛАВА 4.

- Что б тебя черти взяли! – рычал грубый голос. – Я же приказывал взять живым! Живым и невредимым! Какого лешего ты полез туда, куда тебя не звали? Я бы с этой шлюшкой сам справился!!!
Голос неприятно отдавался болью в голове, тело ныло, как от побоев, что-то неприятно подталкивало в бок. Анариэль с трудом разлепила глаза. Глубокая ночь темным покрывалом накрыла ее, но эльфы видят ночью лучше кошек, и девушка, преодолевая боль, попыталась рассмотреть, где она находиться.
- А, ну лежи смирно! – сказал другой голос, не такой грубый.
Эльфийка не стала спорить, и повалилась обратно на телегу. Да, как не прискорбно и унизительно для эльфа это звучит, но ее, как последнюю потаскушку, везли в прикованной к кандалам, в телеге. Вокруг повозки  на лошадях ехало несколько воинов в легких доспехах, рядом пешим шел какой-то человек, судя по одежде и значку на груди, воинский лекарь, а неподалеку возвышалась мощная крепость. Форт Нейми, крепость, охраняющая город и торговые пути, твердыня Тайного ордена, каторжная тюрьма, «Обитель смерти», «Пристанище дьявола», «Замок Сатаны»... Много, ох много прозвищ у тебя среди ночных братьев форт Нейми. Анариэль тихо застонала.
- Эй, капитан, - позвал голос, принадлежавший, судя по всему, лекарю. – Клиент пришел в себя.
Грубый голос, отчитывающий и распекающий кого-то из солдат, замолк. Черная на фоне темного неба фигура на вороной лошади заслонила от девушки остальной мир. Лицо капитана наклонилось над ней, улыбаясь, и Анариэль узнала того самого незнакомца, с которым они этой ночью (господи, как это было давно, кажется, целую вечность) проникли в дом купца Карета.
- Слава тебе, всевышний и всемилостивейший Лайдид, - с иронией проговорил он. -  Я уже надеялся на худшее, но видно, не судьба господу услышать мои молитвы.
Анариэль зашипела разъяренной кошкой. Рывок, но проклятые кандалы впиваются в кожу, причиняя лишь сильную боль и отбирая остатки сил. Да, кажется, ее палачи предусмотрели все – кандалы то, не простые, а магические, и призвать на помощь магию она не сможет.
- Что, хочешь укусить, а не можешь? – с ехидством прорычал капитан. – Ладно, оставлю я тебя в покое, а то ты, гляди, на «нет» изойдешь от злости. И не старайся освободиться! Надеюсь, ты поняла, что это бесполезно? Так, что побереги силы для капитана Вейль, он с тобой пообщаться хочет.
И капитан, пришпорив коня, понесся вперед, к крепости, чьи стены уже нависали громадой над маленьким отрядом. Девушка закрыла глаза, откинулась на повозку и застонала от бессилия и ненависти.
Тем временем, грунтовая, разбитая многими тысяч колес, подков и людских ног, дорога сменилась каменной мостовой. Колеса телеги прогрохотали по гравию, повозка въехала в форт и остановилась. Стражники бесцеремонно вытащили Анариэль, грубо поставили ее на ноги, накинули на голову мешок и поволокли куда-то.
- Пропуск! – проревел через минуту грубый голос какого-то солдата.
Солдаты остановились, кто-то прогромыхал кованными сапогами, раздался шелест бумаги, затем наступила тишина, прерываемые лишь сопением, воем ветра между зубцами стен и завыванием степных волков.
- Проходите, - сказал, наконец-то, солдат. – Второй коридор направо.
- Спасибо, капрал, - сказал капитан.
Скрипнула дверь, Анариэль подхватили под руки и снова поволокли. Прохладный воздух летней ночи сменился затхлым воздухом казармы, солдаты протащили девушку несколько десятков шагов, свернули направо и остановились.
- Документы, - снова остановил их грубый голос.
Снова зазвучали шаги, шелест бумаги, скрип открываемых дверей и решеток.
- Проходите, - сказал голос. – Жек, проводи гостей. Четвертая камера.
Прямой коридор сменился крутым спуском, замогильным холодом потянуло из подземных казематов. Наконец-то, бесконечный спуск закончился и они остановились. Заскрипел, поворачиваясь в замке ключ, щелкнула, открываясь, дверь. Девушку затолкали в какое-то помещение, сняли мешок и грубо толкнули на ложе, представляющее собой кучу соломы, брошенной на каменный пол.
- Спокойной ночи, - сказал насмешливо знакомый голос.
Девушка повернулась, но дверь уже закрылась, оставив ее один на один с самой собой. Привыкнув к мраку, девушка принялась осматривать камеру.
Мрачные, покрытые грязными потеками стены окружали ее. От одной стены к другой было два шага, от входа к стене напротив – не больше пяти. Металлическая дверь надежно отгораживала Анариэль от остального форта, магические кандалы по-прежнему сковывали ее движения, в узкое окошко в камере не пролез бы даже воробей, и девушка устало повалилась на солому. Ярость окутывала ее суть, Анариэль никак не могла себе простить, что так глупо попалась.
«Я убью тебя, - твердила она. – Ты умрешь самой страшной смертью…»
Не смотря на клокотавшую ярость, девушка, незаметно для себя, погрузилась в неспокойный сон. Странные, ускользающие сны преследовали ее всю ночь, но она так и не запомнила ни одного из них…
… Утром, с первыми лучами восходящего солнца, скрип открываемой двери заставил Анариэль подскочить на неудобном ложе. В дверях стоял стражник, держа в руках дымящуюся кружку и ломоть хлеба. Ни говоря ни слова, солдат поставил завтрак на пол перед девушкой и вышел.
Короткий сон помог Анариэль собраться с мыслями. Понимая, что злость плохой советчик, девушка взялась за кружку, приятно пахнувшую мясным отваром, и приступила к завтраку. Что-то подсказывало ей, что произошедшее с ней вчера и этой ночью, не просто арест за нарушение закона, и ей стоит ждать иного продолжения, чем суд и казематы. Вот, только, что ей собирался предложить капитан Вейль?
Капитан Вейль… Глава контрразведки империи, вторая рука в Тайном ордене и в стране… Что ему нужно от простой девушки-вора? Нет, конечно, Тайный орден пользовался окольными путями услугами разнообразных гильдий, в избытке расплодившихся в стране, но он не занимался банальными уголовниками. Такими, к примеру, как она. Для этого существовала Имперская стража…
Дверь открылась, прерывая ее размышления. Двое стражников, ввалившиеся в камеру, бесцеремонно подхватили ее под руки, снова надели на голову мешок и потащили по бесконечным лестницам, коридорам и переходам. Наконец-то, открыв очередную дверь, стражники столкнули девушку в какое-то помещение.
- Можете идти, - сказал приятный, бархатный голос.
Потянуло сквозняком, хлопнула дверь, и девушка почувствовала себя свободной.
- Можете снять мешок, - прозвучал голос чуть насмешливо.
Девушка поспешила выполнить приказ, яркие лучи солнца ударили ее зажмуриться. Через несколько мгновений зрение вернулось к ней, и Анариэль могла разглядеть помещение, куда ее приволокли против ее воли. Хотя, впрочем, разглядывать было почти нечего: голые, каменные стены, доспехи и оружие в углах, каменные столбы, простой, дубовый стол, стоявший посреди комнаты. И человек в легких доспехах, стоявший у стола.
- Проходите, садитесь, - сказал мужчина.
Анариэль не посмела ослушаться обладателя столь властного голоса и присела на край стула. Мужчина обошел стол и остановился напротив девушки. Несколько минут он изучал ее, затем открыл тайник, достал оттуда несколько бумаг и бросил перед девушкой.
- Читай, - сказал он.
Анариэль углубилась в чтение. Через несколько минут она вдруг задрожала, руки предательски дрогнули и бумага посыпалась на пол. Девушка обхватила голову руками.
- Нет, нет…, - прошептала она.
Мужчина незаметно кивнул кому-то, стоявшему за ее спиной.
- В каземат ее!
Неизвестный подхватил девушку, надел на голову мешок и выволок ее в коридор.
И снова маленькие, нависающие над головой и грозящие раздавить стены. Анариэль усмехнулась. Да, Вейль прижал ее так, что не выкрутишься. Вся ее жизнь, по минутам и по секундам, была разложена в этих нескольких листках бумаги. Детство, юность, изгнание из родных краев, «учеба» в воровской гильдии, каждое дело, на которое она ходила, несколько убийств и нелицеприятных поручений – все это было подробно изложено в скупых донесениях агентов Тайного ордена. Но, было там и еще кое-что.
Она не боялась ни огромных штрафов, положенных за ее преступления, ни каторжных работ, полагающихся каждому, кто не может или не хочет платить штраф, ни даже смерти. Да и Вейль не угрожал ей этим, прекрасно понимая, что это бесполезно. На карту была поставлена честь. Причем, даже не сколько ее честь, сколько честь всего рода, к которому она принадлежала.
Много лет назад, будучи еще молодой и глупой девчонкой, она сделала одну большую глупость. Что это была именно глупость, она поняла уже потом, много лет спустя, но изменить ничего было нельзя: что сделано, то сделано и назад его не воротишь. Она не перенесла бы позора, легшего, по ее милости, и на нее саму, и на ее род, и, поэтому, позаботилась, что бы никто и никогда не узнал ее тайну. Несколько человек, которые могли бы пролить свет на произошедшее, были убиты или пропали без вести, Анариэль считала себя в безопасности, и тут...
- Эй, стражник!!! – девушка изо всех сил забарабанила в обитую железом дверь.
Окошко в камеру отворилось.
- Чего тебе? – стражник недружелюбно смотрел на нее сквозь прутья решетки.
- Отведи меня к капитану Вейль, - попросила девушка.
Скрипнула, открываясь, дверь. Стражники вывели ее в узкий, каменный коридор, в который раз за день накинули на голову мешок, и через десять минут Анариэль стояла перед начальником контрразведки.
- Я так понимаю, что вы хотите, что бы я работала на вас? – без предисловий спросила она.
- Да, - ответил капитан.
- Вы не оставляете мне выбора, но все же мне хотелось знать: что я получу взамен своего согласия?
- Вот это уже другой разговор, - морщинки капитана разгладились. – Надеюсь, условия будут выгодными для обеих сторон, - капитан снова улыбнулся. – Вы получаете прощения за все ваши прежние преступления, а также за те, которые совершите в будущем. Взамен, вы будете периодически выполнять то, что мы вас попросим.
- И только? – сарказм прозвучал в голосе Анариэль.
Капитан наклонился, всматриваясь в лицо девушки.
- За каждое удачно задание, вы будете награждаться соответственно, - ответил он. – И, помимо прочего, у тебя будет шанс сделать карьеру в Ордене.
Анариэль снова почувствовала, как земля уходит из под нее ног. Карьера в Ордене! Это был шанс! Шанс, который упускать было нельзя. Вейль, не смотря ни на что, был человеком чести и слова, свои обещания он выполнял всегда.
- Уговорили, - ответила, улыбнувшись, Анариэль.
- Вот и ладненько, - сказал Вейль. – Значит так, слушай первый приказ: ты живешь, как жила раньше, в Лане. Раз в неделю ты будешь отчитываться перед капитаном Сайр – это тот самый, что арестовал тебя, - Вейль сделал вид, что не заметил, как перекосилось от злости лицо  девушки. – Если у тебя возникнут какие-то проблемы, то обращаться будешь непосредственно к нему. Если ты понадобишься, то Сайр даст тебе знать. Город тебе покидать без его или моего разрешения запрещено. Все понятно?
- Да, - ответила девушка.
- Кстати, позволь поблагодарить тебя за отлично выполненное задание, - продолжил капитан, показывая на уже знакомые девушке шкатулки. – Вот твое вознаграждение – пятьсот динаров, как и обещали.
На стол перед девушкой легли два приличных мешочка. Капитан дал сигнал и откуда-то из-за колоны возник слуга с двумя бокалами.
- За сотрудничество? – предложил Вейль, беря один из бокалов.
Анариэль нехотя взяла бокал, отхлебнула вино, сознание ее помутилось, и она снова провалилась в небытие.

0

2

ГЛАВА 5.

Очнулась Анариэль у себя в номере, в «Серебряном Единороге». В окно заглядывали робкие лучики утреннего солнца. Сев на краю кровати, Анариэль помассировала руками лицо, прогоняя остатки сна. Затем, быстро одевшись, она собралась спуститься вниз, но на секунду остановилась возле туалетного столика. Два мешочка, которые ей вчера вручил Вейль, лежали возле самого зеркала, на самом видном месте.
Анариэль раскрыла их и высыпала содержимое на стол. Девушка пересчитала деньги и улыбнулась: ровно пятьсот динаров. Уж в чем, а усомниться в пунктуальности казначея Тайного Ордена…
Собрав деньги, она спрятала мешочки в тайник и спустилась вниз.
- Уважаемая, - остановил ее хозяин.
- Чего надобно? – спросила Анариэль.
- Я буду вам крайне признательна, - сказал хозяин, - если вас не будут больше приносить в гостиницу в состоянии, подобном вчерашнему. Моя гостиница – уважаемое заведение, и я не потерплю, что бы мои постояльцы напивались и явились сюда в непотребном виде.
- Прошу прощения, уважаемый, - ответила Анариэль, изображая показное смирение. – Больше не повториться ничего подобного.
- Надеюсь, - сказал хозяин и отвернулся.
Позавтракав в таверне при гостинице, девушка вышла на улицу. Явившись в Бойцовскую Гильдию, Анариэль столкнулась с мастером.
- У тебя все в порядке? – спросил учитель.
- Да, - последовал короткий ответ, но учитель не поверил ей.
С тех пор прошло полтора месяца. Закончилось лето, наступила ранняя осень, затем пришло «бабье лето». В жизни Анариэль не наступило каких-либо особых перемен, и девушка откровенно начала скучать. Нет, ей, конечно, пришлось пару раз, весте с другими наемниками из гильдии Воинов, сопровождать толстозадого барона до его замка, лежавшего в паре лиг** от города или открыть, по поручению Воровской гильдии, особо изощренный замок или ловушку, но все это было не то. Не было в ее жизни настоящего приключения, и девушка, с завистью слушала по вечерам, за бокалом вина, рассказы заезжих купцов о жесточайших морских сражениях на юге. Слушала и размышляла.
Имперский флот, буквально через две недели после памятной встречи Анариэль с Вейль, начал широкомасштабную операцию против пиратов Южного моря. Пираты были сущим бичом для морских караванов и императорские войска, судя по всему, решили избавиться от этой проблемы раз и, по возможности, навсегда. Удар был спланирован очень тщательно, нанесен одновременно по всем ударным базам пиратов и дал потрясающие результаты. С пиратством в южных водах было покончено, если не навсегда, то, по крайней мере, надолго. Уж не послужили сигналом для операции имперского флота документы, добытые ею несколько недель назад, в доме купца Карета?
Настроение у Анариэль испортилось, и девушка, расплатившись по счету, вышла из таверны. Надо было бы наведать главу Воровской гильдии, но отношения с ним, после недавних событий, стали натянутыми, и показываться в «Усталом путнике» ей особо не хотелось. Сидеть в гостиницы ее тоже не прельщало, и девушка, пройдя по узкому переулку, нырнула в здание гильдии Воинов.
Старый мастер ждал ее.
- Собирайся, - сказал он. – Завтра ты отправляешься в путь.
- Куда? – от радости подпрыгнула девушка: наконец-то, назревает приключение.
- Тебе пора заняться серьезным делом, - улыбнулся мастер. – На рассвете, в Сарин направляется ладья, хозяин которой опасается проблем с кочевниками у порогов. Сопровождать корабль направятся десять моих ребят. Ты пойдешь с ними?
- А как же! - на душе у Анариэль стало сразу легко и радостно.
- Хорошо, тогда подготовься к походу и утряси все свои дела в городе. После захода солнца встречаемся в моем кабинете. Я познакомлю тебя с напарниками и дам необходимые указания.
Выскочив из гильдии, Анариэль вернулась в гостиницу. В походный мешок быстро легла походная смена белья, несколько щупов и отмычек – мало ли что может произойти в походе, – несколько пакетов с травами, лекарствами и средствами первой помощи. Затем, скинув одежду, Анариэль надела эльфийскую пластинчатую кольчугу, легкую, но надежную, кожаные брюки и высокие сапоги скрыли кольчужные поножи. Набросив поверх кольчуги теплый походный плащ и прицепив на бок меч, девушка несколько секунд размышляла, затем взяла Утреннюю звезду, подхватила щит, надела на плечи рюкзак, перекинула за спину лук и колчан со стрелами, и спустилась вниз.
- Я уезжаю на несколько дней, - сказала девушка хозяину, положив на стол несколько серебряных монет. – Я скоро вернусь, так что оставьте мой номер за мной, хорошо?
Хозяин что-то одобрительно буркнул и отвернулся.
Анариэль вышла на улицу и направилась к Сайру. Тот встретил ее насторожено, предложил присесть в кресло, но девушка отказалась. Закончив доклад, Анариэль вопросительно посмотрела на капитана.
- Хорошо, - сказал Сайр после недолго раздумья. – Это как раз весьма кстати.
Он подошел к секретеру и открыл один из ящиков.
- Как прибудешь в Сарин, явишься к капитану Миру в форте Сарин*** и передашь ему вот это, - Сайр протянул девушке письмо, скрепленное сургучной печатью. – Он дальше скажет, что тебе делать. Вопросы?
- Нету, - отрывисто проговорила девушка.
- Тогда свободна, - капитан отвернулся, давая понять, что аудиенция закончена.
Анариэль тихо сплюнула, повернулась и вышла на улицу.
А, несколько часов спустя, старый мастер провожал своих питомцев в полное опасностей приключение. Ладья отчалила от пристани, ударили весла по речной глади, и корабль стремительно понесся на юг, на встречу неизвестному, а на берегу стояла, сгорбившись, человеческая фигура, укутанная в черный плащ, и с грустью смотрела им вслед.

ГЛАВА 6.

Порогов ладья достигла уже ближе к вечеру. Плыть на ночь глядя через бурлящие речные потоки было сущим безумием, и, вытащив корабль на берег, экипаж принялся готовиться к ночлегу.
Матросы быстро развели костер, Анариэль, вместе с двумя товарищами по оружию, отправилась ниже по течению – поохотиться. Через минут десять они достигли небольшого речного заливчика. Один из спутников девушки взял камень и запустил его в ближайшие речные заросли. В плавнях что-то зашелестело и в воздух взлетела кряква. Запела стрела, и утка упала прямо под ноги мужчинам.
- Хороший выстрел, - сказал один из них, обращаясь к девушке.
Больше им было не до разговоров, ибо огромная стая потревоженных уток понеслась у них прямо над головой. Снова запели в воздухе стрелы, убитые птицы щедро укрыли речную гальку.
- Хватит, достаточно, - сказал, наконец-то, старший.
Собрав добычу, они вернулись в лагерь. Привыкшие неделями и месяцами питаться солониной, валенным мясом и сухарями, матросы одобрительным ревом встретили охотников. Зажарив дичь и поужинав, экипаж принялся укладываться спать. Пока матросы переругивались между собой, располагаясь у костра, командир наемников принялся распределять ночные дежурства.
- В первую смену дежурю я, - сказал он. – Вместе со мной дежурят Анариэль и Ричард.
Огромный, больше сажени ростом, рыжий детина, никогда не расстающийся с оружием, хмуро кивнул.
- Ты остаешься на берегу, - продолжал старший, обращаясь к Ричарду. Затем, повернувшись к Анариэль, он кивнул, показывая на ладью. – Пошли.
Он первым вскочил на борт и, протянув руку, помог девушке подняться по трапу.
- Ты располагаешься тут, - кивнул он на носовую часть.
Анариэль без разговоров устроилась на грубом настиле палубы. С ее места хорошо просматривалась часть лагеря, лесные заросли чуть дальше на берегу и южная излучина реки. Старший расположился за ее спиной и удовлетворенно засопел – теперь трудно было застать их врасплох.
Гомон в лагере постепенно затихал, экипаж ладьи и охранники погрузились в короткий неспокойный сон. Лишь рыжеволосый, взвалив на плечо двуручную боевую секиру, мерил шагами лагерь, да за спиной девушки продолжал сопеть командир. Анариэль положила рядом Утреннюю звезду, вложила стрелу в лук и положила его на фальшборт: на всякий случай, а то, гляди, при внезапной атаке с этим можно и опоздать. Хотя, если решаться атаковать ночью, то…
Пороги были, по сути, границей империи. Как ни странно, но именно самая оживленная речная торговая трасса в стране, была и самой опасной. Кочевники, в изобилии обитавшие на западе, нередко нападали на проходящие у порогов суда и грабили их, благо для них, тут до сих пор не удосужились построить даже долговременного укрепления, не говоря уже о крепости. Карательные экспедиции, направляемые из Сарина или со столицы, отгоняли грабителей обратно в степи, но как только солдаты возвращались назад, в казармы, кочевники снова появлялись и продолжали свои дерзкие набеги.
- Командир, - окликнула девушка.
- Чего тебе? – послышался недовольный голос с полуюта.
- Да так, вот думаю. Ночью не нападут на нас? 
- Не-а, - командир с трудом подавил зевок. – Ты, что ли, никогда не ходила на юг? И не видела кочевников?
- Я только год как живу в этих краях, - ответила девушка. – Раньше я жила в Рине, на востоке.
Девушка не стала углубляться в подробности своей прежней жизни.
- Ты сирота? – неожиданно спросил командир.
- Да, мои родители погибли несколько лет назад. Четыре года я жила у дяди, потом он женился, и мне пришлось отправиться в странствия: с теткой у нас не сложились отношения. Но дядя не забыл обо мне, я с ним до сих пор поддерживаю связь.
- Понятно. Жалко, конечно, что так получилось, - в голосе командира слышалось неприкрытое сочувствие. Он повернулся на бок и снова устремил взгляд в ночь.
– Дикари не нападают ночью, - неожиданно сказал он, хотя Анариэль уже начала думать, что командир не ответит на ее вопрос, - хотя их главным оружием как раз и является стремительность и внезапность. По ночам у них только разведчики покидают лагерь и выслеживают добычу, а днем основные силы устраивают засаду и нападают там, где их меньше всего ждут – будь-то поселение, торговый караван или ладья. Но они жуткие трусы и страшно глупы: ни осады вести не умеют, ни как бойцы не очень – стоит только им наткнуться на хорошо организованное сопротивление, как они поворачивают назад и уходят в степь. У порогов есть несколько мест, где кораблю придется на протяжении нескольких сотен саженей**** двигаться на расстоянии двух десятков саженей от берега, и там дикари запросто добираются до корабля в брод или на легких джонках.
Анариэль проговорила с командиром до полуночи, а потом устроилась спать возле костра.
А на следующий день произошло то, что предполагал командир: напали кочевники. Корабль уже почти миновал пороги, впереди виднелся лишь одинокий речной остров, миновав который, экипаж мог чувствовать себя в безопасности. Когда корабль, минуя последний порог, выполнил маневр и приблизился к острову, из-за мыса, оставшегося за кормой, вынырнули несколько больших лодок и устремились к кораблю. На острове загремели барабаны и несколько десятков низкорослых, но крепких кочевников, потрясая оружием, высыпали на берег.
Нападение не стало неожиданностью для наемников: сразу после отплытия воины построились вдоль бортов, готовясь отразить любое нападение.
- На корму, все на корму, - загремел голос командира.
Быстро сломав строй, воины начали выстраиваться полукругом на корме. Уперев щиты в палубу, наемники натянули луки.
- Стреляйте, черти! – с порцией отборной брани заревел командир.
Град стрел обрушился на джонки и двигающихся вброд дикарей. Несколько из них упали в воду, сраженные метким выстрелом, остальные, как ни в чем не бывало, продолжили стремительно приближаться к медленно двигающейся ладье. Вот уже летят стрелы дикарей, врезаясь в борта, щиты наемников и людей. С хрипом падает с застрявшей стрелой в горле матрос, один из напарников Анариэль ранен в бедро. Напрасно боцман плеткой подгоняет гребцов, те и так спешат изо всех сил, да и не разгонишься в таком фарватере: в любую секунду можно налететь на мель. 
И, все же, кочевники не выдерживают отпора, и поворачивают к берегу. Победный рев проносится над кораблем, но тут же тонет в истошном крике марсового:
- Пираты!!! Два пиратских корабля прямо по курсу!!!
Это просто невероятно, но легкие пиратские галеры, вынырнувшие  из-за острова, действительно стремительно летят кораблю, вымпелы Берегового братства развиваются на флагштоках. Как они прошли сквозь заслоны в гирле возле Сарина? Но на размышления нет времени, пираты уже очень близко.
- Проклятые дикари! – рычит рядом с Анариэль рыжеволосый.
- Быстрее, поторопитесь!!! – прерывает его командир. – Стреляйте по пиратам!
Снова наемники занимают позицию для стрельбы, но только на носу ладьи, матросы, тем временем, готовятся к бою рукопашному бою, в мозолистых руках сверкают палаши, сабли, топоры, ножи. Время словно остановилось для Анариэль: одну за другой посылает она стрелы в пиратов. Но скоро колчан девушки опустел, и только тогда она заметила впивающиеся в борт рядом с ней арбалетные болты. Кто-то хватает ее за плечи, толкая на палубу.
- Тебе, что жить надоело? – рычит командир. – Погоди, еще успеешь умереть.
- Но…, - Анариэль попробовала возразить, но не успела.
Пиратский корабль с грохотом бьет в борт, ломая весла и калеча людей. На фальшборт падают мостики, и на палубе закипел бой.
Анариэль ударила мечом ближайшего к ней пирата, пытавшемуся перебраться по мостику на корабль. Бандит блокировал удар, но не устоял на ногах и полетел в воду. Девушка с остервенением бросила меч на палубу: от удара клинок треснул у самой гарды и был теперь бесполезной игрушкой. Утренняя Звезда легла ей в ладонь, и Анариэль почувствовала в душе благодарность к старому мастеру, настоявшему несколько месяцев назад, что бы она уделила внимание не только занятиям с мечом.
- Сила и слабость человека в самом себе, - сказал тогда ей учитель. – В руках умелого воина в оружие превращается все. Ты, конечно, хороший фехтовальщик, но однажды может случиться так, что у тебя не будет под рукой меча и что тогда? Ты должна быть готова к такому повороту событий и учиться использовать другие виды оружия. Конечно, клевец или двуручная секира не для тебя, тут больше нужна сила, но с легким боевым топором или цепом ты справишься…
Долгие недели тренировок не прошли даром, и сейчас небольшой, густо усеянный шипами, шарик мелькает в гуще сражения, проламывая доспехи, разбивая шлемы, нанося серьезные ранения и заставляя пиратов держаться подальше от пантеры в образе эльфа. И все же шансов у наемников не было никаких: пиратов и их союзников-кочевников, повернувших назад, едва только пираты вынырнули из-за острова, было слишком много. Конечно, на узком пространстве корабельной палубы численное преимущество реализовать очень трудно, но все же перевес начинает сказываться. На место каждого выбывшего бандита, становиться новый, а оружием пираты владеют не хуже наемников. Через десять минут бой был почти закончен: несколько оставшихся в живых воинов и матросов заняли оборону на юте. Морские разбойники сгрудились возле трапа, ведших на полуют, и несколько из них, обнажив мечи, принялись подниматься по ступенькам.
Но пиратам не суждено было в этот день насладиться прелестями своего триумфа и дожить до заката, хотя они об этом еще не знали.
Среди поднимающихся по трапу особо выделялся огромный громила, с красной капитанской повязкой на голове. Медленно поднимаясь, он мерзко улыбался, смотря на Анариэль. Затем, сделав весьма красноречивый жест, проведя рукой вдоль горла, обладатель повязки сделал выпад. Девушка прикрылась щитом, тот треснул и Анариэль полетела на палубу, рука онемела от резкой боли. Пират замахнулся, но рыжеволосый, успешно отбивавшийся от нападавших на него головорезов, сделал прыжок в сторону и противник девушки полетел на палубу.
Анариэль вскочила, пират тоже поднялся, сбросив себя рыжеволосого. Девушка не дала ему опомниться и ударила бичом. Пират, заметивший удар слишком поздно, увернуться или блокировать удар не успел, Утренняя звезда пропорола кольчужную рубашку него на плече, кровь хлынула из раны. Дико взревев от боли, обладатель пиратский вожак бросился в атаку, девушка увернулась, не удержалась на ногах от странно толчка, потрясшего корабль, и упала на палубу. Ни рыжеволосый, ни командир просто не могли помочь ей, ибо, приняв на себя удар основных сил пиратов, они находились в гораздо худшем положении.
Пират, устояв на ногах, замахнулся, готовясь разрубить девушку пополам, но вдруг схватился за грудь, пальцы окрасились в красный цвет, и он повалился на палубу. Дикий рев пронесся по рядам пиратов и они отхлынули назад, мгновенно очистив ют. У рулевого колеса остались лишь Анариэль, держащаяся за руку, рыжеволосый, зажимающий заплывший глаз, командир да несколько матросов и шкипер.
Но девушка не смотрела на них, да остальные тоже устремили взгляд вперед: к ладье пришвартовывалась крупная морская галера с императорским штандартом – красный голубь на белом поле. Императорские солдаты хлынули на встречу пиратам, во главе их шел воин в красных доспехах, все еще сжимая в руках длинный лук. Анариэль вдруг вскрикнула, и, забыв от боли, скатилась вниз, на палубу.
- Стой, куда! – каркнули ей вслед одновременно рыжеволосый и командир, бросаясь следом.
Но девушка не слышала их. Ворвавшись в гущу схватки, совершенно забыв о ранах, Анариэль прокладывала Утренней Звездой путь к воину в красных доспехах. Ей бы пришлось туго, не окажись за спиной у нее товарищи, также вклинившиеся в бой, и прикрывшие ее от атак со спины. Впрочем, стараться им особо не пришлось: зная, что их ждет, если они попадут в плен, оставшиеся в живых пираты предпочли попрыгать за борт, выбрав более легкую и безболезненную смерть. Через несколько минут девушка стояла перед мужчиной в алых доспехах.
- Ты во время, - сказала Анариэль, опуская бич.
Ей вдруг пришло в голову, что выглядит она не очень, и девушка быстро опустила глаза, рассматривая себя. Зрелище действительно было не из приятных – порванная в нескольких местах кольчуга, съехавший на бок и весь помятый шлем, пятна крови на остатках одежды, висящая плетнем рука, вдруг снова налившаяся болью. Анариэль подняла глаза и с удивлением заметила, что мужчина тоже внимательно рассматривает ее.
- Тебя нельзя оставлять без присмотра, - улыбнулся он, снимая шлем. – Вечно ты вляпаешься в какую-то историю…

ГЛАВА 7.

Вечерело, весело потрескивал костерок. Анариэль пошевелилась, устраиваясь поудобнее возле огня. Повязка, туго обхватывающая раненную руку, мешала, девушка сняла бинт и положила руку на ноги. Ричард и командир несколько часов назад отправились по делам в город, оставив ее на хозяйстве в лагере. Анариэль, несмотря на ранение, быстро навела порядок – благо, тут особо стараться не пришлось, – приготовила ужин и, устроившись возле огня, стала рассматривать окрестности.
На много лиг вокруг расстилалась степь, вдали блестела речная гладь. С юга, свежий ветер нес соленый запах, но самого моря видно не было: высокие холмы надежно закрывали его. На соседнем холме, в полукилометре от лагеря, расположился кавалерийский полк. Подступы к позициям были перекрыты перевернутым телегами, на манер римских военных лагерей; конные разъезды охраняли дороги. Один из таких патрулей проскакал рядом с девушкой. Анариэль закашлялась от едкой пыли, поднятой лошадьми. Один из всадников, в пластинчатой кольчуге, с алым шлемом императорской гвардии, подскакал к эльфийке, остальные остались чуть поодаль, перешептываясь и внимательно посматривая по сторонам.
- Ваши документы, - жестким голосом приказал всадник.
Анариэль не удивилась: за всю неделю, что они провели здесь, подобные ситуации повторялись, минимум, дважды в день. Внимательные взгляды патрульных, постоянные проверки порядком раздражали, но приходилось, волей не волей, мириться – все-таки, они находились в зоне расположения воинской части. Девушка порылась в рюкзаке и достала изрядно потрепанную бумагу, сложенную в четверо.
Всадник соскочил с лошади, прикрепил щит к седлу и, держа одну руку на мече, второй подхватил поданную девушкой бумагу и развернул ее.
- Властью, данною мне Его Величеством, Императором Ри II, - негромко принялся читать патрульный, - я, капитан…
Всадник бубнил и бубнил, девушку это раздражало, и она отвернулась в строну, изучая дорогу, ведшую к городу. Вдалеке, в проходе между холмами, показались две фигурки, во всю прыть скачущих на лошадях. Анариэль пригляделась, рассматривая всадников, а затем с облегчением вздохнула: ее товарищи возвращались. Хоть не будет так одиноко…
- А где ваши спутники? – прервал ее наблюдение патрульный.
- Уехали в город, - ответила Анариэль. – Вот-вот должны вернуться…
Девушка показала в сторону приближавшихся всадников. Стражник посмотрел туда, куда показывала девушка, затем снова принялся изучать печати на бумаге. Убедившись, что бумага подлинная, он вернул ее Анариэль, вскочил на лошадь и собирался, было, повернуть к своим людям, но затем обернулся к девушке.
- Да, - сказал он, словно вспомнив что-то. – Разрешение действительно еще три дня. Я бы на вашем месте позаботился о его продлении либо убирался отсюда. Последнее даже лучше…
И пришпорив коня, патрульный исчез вместе со своими людьми в наступающей темноте. Девушка хмыкнула и повернулась на встречу приближающемуся цокоту копыт.
- Что нужно было здесь этому отродью преисподней? – Ричард остановил несшуюся во весь галоп лошадь и спрыгнул на землю.
Девушка улыбнулась: для Ричарда все были мерзавцами, подонками, негодяями и крысами, кроме тех, с кем ему довелось сражаться бок о бок. Но это было только внешняя, показная бравада, Анариэль, узнав его поближе, отчетливо видела, что за маской скрывается нежная и ранимая душа.
- Не злись, - сказала эльфийка, ласково погладив Ричарда. – Он очень даже милый парень, не придирался совсем, только посоветовал не тянуть с продлением разрешения.
- Ага, знаю я их, - буркнув, сказал густо покрасневший Ричард. – Держаться от них надо подальше…
Девушка засмеялась, взяла лошадей под уздцы и собралась, было, их стреноживать, но Ричард подхватил ее за руку.
- Дай я, - сказал он и опустился на колени. – Как твоя рука?
- Так себе, неприятно немного, - ответила Анариэль, - но не болит…
Командир, спрыгнувший с лошади мгновением позже Ричарда и теперь снимавший с лошадей поклажу, достал откуда-то бутыль, откупорил ее, налил в кружку и протянул девушке.
- На вот, выпей, - ласково сказал он.
- Что это? – спросила девушка и принюхалась: из бутылки доносился запах женьшеня, подорожника и еще каких-то, незнакомых ей трав.
- Настой, приготовленный лучшим местным алхимиком, - хохотнул из-под лошади Ричард. – Пей, кому говорят!
- Выпей, - настойчиво попросил командир. – Он ускоряет выздоровление после ранений.
- А как же ты? – девушка даже не заметила, как перешла на «ты» с командиром.
- Не бойся, мы от тебя не надолго отстанем, - снова хохотнул Ричард, выбираясь, наконец-то, на белый свет.
- Да ну тебя, - улыбнулась Анариэль и сделала большой глоток.
От вкуса напитка ее бросило в дрожь, девушка поморщилась и отставила почти пустую кружку в сторону.
- Ну и гадость, - выдохнула она, наконец-то.
Затем, вдруг вспомнив что-то, она посмотрела на командира.
- Но ведь это стоит денег… И немалых… Откуда они у нас? Ведь мы даже без медяка в кармане…
Только тут девушка обратила внимание, что лошади под завязку нагружены мешками и коробками. После боя с пиратами они подверглись длительному допросу комендантом форта. Затем их отпустили, изъяв, до особого распоряжения, все деньги и вещи, кроме личного оружия, и приказав не отдаляться от форта, чья громада высилась сразу за лагерем кавалеристов, дальше, чем на два километра. Их бы, даже, наверное, взяли под стражу, но командир императорской галеры шепнул на ухо коменданту несколько фраз, и их отпустили, вручив сопроводительную бумагу, скрепленную множеством печатей. Всю эту неделю они питались рыбой, пойманной в реке, ягодами и подстреленными от случая к случаю зайцем или уткой.
- Не боись, - снова подал голос Ричард, - мы никого не ограбили. Мы навестили нашего приятеля-шкипера. Он уже оправился от шока после нападения и, узнав, что его корабль не очень пострадал и груз цел, отвалил нам двойную плату. Да еще припасов и зелий разных нам купил в дорогу.
Командир, тем временем, отстегнул один из мешочков, висевших у него на поясе, и протянул Анариэль.
- Это твоя доля, - сказал он. – Двести динаров…
- Погоди, - прервала его девушка, - не до них сейчас. Мы что, уезжаем? Нас отпустили?
- Идем к костру, - сказал командир. – Перекусим хоть по человечески…
Через час они сидели у костра, в мисках дымилось приятно пахнувшее варево, на тарелках лежали свежий хлеб и овощи.
- Ну, с богом, - сказал Ричард.
Вскоре, покончив с едой, они вернулись к прерванной беседе.
- Мы в городе встретили твоего приятеля с галеры…, - сказал командир.
- Никакой он мне не приятель, просто знакомый, - девушка вспылила, злость заклокотала в ней.
-… так он сказал, - продолжал командир, словно не замечая девичьей ярости, - что дознание закончено и мы можем убираться к чертовой матери. Завтра надо будет только зайти к нему в форт, нас выправят документы, отдадут вещи, и мы можем трогаться в путь…
- Я, думаю, это излишне, - раздался голос в темноте.
Наемники вскочили, заблестели в воздухе мечи.
- Опустите оружие, свои, - снова раздался голос и в отблески костра вступила тень, приняв образ Сайра. – Пригласите к костру?
- Садись, - командир сделал приглашающий жест. – Ужинать будешь?
- Нет, спасибо, - сказал Сайр. – Я ужинал недавно…
- С чем ты пожаловал? – довольно недружелюбно спросила Анариэль.
Сайр скривился, передразнивая девушку, затем свистнул. Из темноты раздался ответный свист, цокот копыт и вскоре у костра стоял конный разъезд. Повинуясь немому приказу, всадники сбросили на землю несколько походных мешков и снова растворились во мгле.
- Вот ваши вещи, - сказал Сайр, усаживаясь к костру. – Я бы порекомендовал вам ложится отдыхать: завтра на рассвете мы отправляемся в Лан.
- Мы? – Анариэль снова дала волю своей ярости.
- Да, я еду с вами, - ответил Сайр. – Полк, что стоит по соседству, трогается в путь завтра утром и мы любезно составим им компанию…
Командир наемников вздохнул, затем повернулся к Ричарду:
- Пошли, надо собрать вещи…
Ричард подскочил, и они направились к лошадям, пасшимся неподалеку. Девушка проводила их взглядом, затем повернулась к Сайру.
- Может быть, ты объяснишь, что происходит? – спросила она. – Или ты держишь меня за дурочку?
- Мир арестован, - ответил, подстелив плащ и расположившись на нем, ответил Сайр.
- За что? Погоди, я ничего не понимаю… При чем тут он?
- Я тоже многого понять не могу. Вейль мне не все рассказывает, так что я рад бы тебе помочь, но, увы, большая часть моих мыслей – только догадки…
- Ладно, расскажи хоть то, что знаешь или предполагаешь.
- Мир крупно проворовался, запуская руку в императорскую казну, - начал Сайр. – Более того, он брал взятки от воров, контрабандистов и прочей мрази, закрывая глаза на их художества. Но и это еще не все: за долю в добыче, он оказывал содействие пиратам.
- Пиратам? – девушка подскочила. – Ты хочешь сказать, что те галеры, что напали на нас?...
- Они оказались в устье не просто так, - закончил за Анариэль капитан. – Их пропустил за некоторую сумму Мир.
- Вот же мерзавец, - выругалась девушка.
- Более того, у нас есть подозрение, что эти два судна охотились не за первым попавшимся торговым суденышком, и их целью был не просто грабеж. Мы полагаем, что они искали тебя.
- Меня? – большие глаза девушки расширились еще сильнее. – А я то тут при чем?
- Да, тебя, - ответил Сайр. – Помнишь того верзилу, что пытался убить тебя во время абордажа? Знаешь кто он? Это глава Берегового братства.
Карет был казначеем и третьим лицом в иерархии пиратов. Те документы, что мы выкрали у него в доме, - тут Сайр опасливо покосился на девушку, - полностью раскрывали схемы сбыта награбленного и рабов, местоположения основных баз пиратов, планы их крепостей, расположение ударных отрядов… В общем, там было все, что касалось деятельности Берегового Братства, причем документы содержались в идеальном порядке: чего-чего, а педантизма Карету было не занимать. Мы арестовали его, а затем, воспользовавшись случаем, нанесли удар по всем пиратским базам.
Береговое братство было уничтожено, но нескольким пиратам, вместе с главой, удалось скрыться. Приют им дал, как ты догадываешься, Мир. Об этом мне стало известно уже после твоего отплытия: я послал отчет в форт, а утром прискакал гонец от Вейль с приказом любой ценой догнать тебя и вернуть в Лан. И, заодно, направиться в Сарин, арестовать Мира, предать его императорскому суду и уничтожить оставшихся пиратов. Я немедленно взял самую быстроходную нашу галеру, способную пройти через пороги и дать бой пиратам, благо наши морские суда могут подниматься вверх по течению реки не только до Лана, и помчался за тобой. Удалось мне догнать тебя только возле порогов, ну а остальное ты знаешь…
Девушка молчала, молчал и Сайр
- И я думаю, - заговорил он, наконец-то, - что в Тайном ордене есть предатель, который не только выдал тебя Братству, но и организовал так, что бы ты сама приплыла к ним в руки.

ГЛАВА 8.

Жители поселений, деревень и городов, в изобилии раскинувшихся от Сарина до Лайи, давно уже забыли, что такое снег. Империя располагалась в тропических и субтропических зонах. От лета зима отличалась лишь тем, что зимой было, не так жарко, на протяжении двух месяцев на территории страны шли беспрерывные дожди, а как выглядит снег не помнили даже старожилы – последний снегопад упоминался в летописях более ста лет назад.
- Чтоб вас черти взяли, - недружелюбно буркнула Анариэль, со злостью захлопывая полы повозки.
В первый же день их путешествия полил жесточайший ливень. Дороги моментально размыло, превратив их в топкую, непролазную жижу, лошади по бабки начали увязать в грязи, пелена дождя мешала разглядеть что-либо в нескольких шагах. Доспехи сразу потяжелели килограммов на десять, тело налилось свинцовой тяжестью.
Гнедой жеребец под девушкой начал недовольно фыркать и мотать головой. Управлять им с раненой рукой было очень трудно, конь стал брыкаться и ломать строй. Подлетевший к девушке Ричард, не вступая в лишние разговоры, подхватил ее, пересадил на своего жеребца, взял за узды гнедого и поскакал в конец колоны, где тащился обоз.
- Быстро полезай в повозку, - скомандовал он.
Старый лекарь, вместе с сиделкой и Ричардом, помогли перебраться девушке в телегу. Анариэль удобно устроилась на мягкой подстилке, переоделась и перевязала рану, смазав ее снадобьем, купленным командиром. Ричард, убедившись, что девушка устроилась, ускакал, но вскоре вернулся и поехал рядом с Анариэль, развлекая ее разговорами, интересными историями и солдатскими басенками. Девушка звонко хохотала, слушая его, время летело незаметно.
«Сколько же дней мы в пути?», - подумала вдруг девушка.
Разминая руку (повязки и бинты сняли еще дня три назад, рука быстро заживала, хотя еще ныла), девушка принялась считать дни.
«Выехали мы субботу, - думала она, - а сегодня что у нас? Понедельник, вторник, среда… Четверг, стало быть… Шесть дней в пути…»
Шесть дней. Шесть тяжелых, изматывающих дней полк двигался под дождем, без привалов, останавливаясь на отдых лишь ночью. Сырость, плесень, грязь преследовали отряд, но самой главной проблемой была усталость. Усталость, от которой даже опытные ветераны валились с ног. Но никто не роптал, порядок в отряде умудрялись поддерживать даже этой ситуации, когда Всемирный потоп казался чем-то подобным на детскую шалость.
На ночь отряд останавливался на ночлег на возвышенностях, солдаты вырывали сточные канавы, отводящие воды, ставили палатки для офицеров, а сами располагались под телегами. Ей, как девушке, обустраивали отдельную палатку, и по вечерам у нее собирался весь цвет полка: полковник, старшие офицеры и ее товарищи по походу. Полковник, вопреки расхожему мнению о старых служках, был настоящим светским львом, беседы текли весьма непринужденно, заканчиваясь далеко за полночь.
- Первая рота стой! – прервал, вдруг размышления Анариэль зычный голос сотника. Телега остановилась, девушка от неожиданности чуть не вылетела из повозки, а по рядам уже слышались команды сотников, сержантов и капралов. – Вторая рота стой! Третья рота!.. Четвертая рота!..
Девушка снова откинула полы повозки и с удивлением заметила, что дождь, еще час назад хлеставший с яростью горного водопада, прекратился. Более того, небо почти очистилось от туч, и теперь во всю светило яркое, по-летнему жаркое солнце. Куда запропастились ее товарищи, интересно?
Анариэль спрыгнула на землю, высокие сапоги сразу провалились в жуткую болотную жижу, бывшую раньше дорогой. Пытаясь выбраться на твердую почву, девушка вдруг остановилась: на горизонте возвышались знакомые очертания: Лан возвышался в километре от них. Эльфийка внимательно осмотрелась и заметила Сайра, беседующего с полковником.
- Что б тебя, - в который раз помянула нечистую силу Анариэль, ступив в очередную лужу и чуть не утонув.
Один из кавалеристов, застывший до этого истуканом, свесился с лошади, подхватив девушку под руку, не дав ей упасть.
- Куда спешишь, красавица? – поинтересовался он, помогая выбраться на твердую почву. – Может, окажешь честь встретиться на досуге?
Солдаты, стоявшие рядом захохотали. Анариэль попятилась, попыталась нащупать на поясе меч и ругнулась: оружие было отдано в полковую кузню для починки, а Золотая звезда осталась в повозке. К первому солдату присоединился еще один.
- Что уставилась, девка? – грубо спросил он. – Ты брезгуешь нами, шлюшка?..
Какие еще оскорбления солдат приберег для нее, осталось неизвестными: за его спиной вырос сотник. Последовал короткий удар и конник свалился с лошади в грязь. Размахнувшись, ротный врезал еще раз, но уже по второму солдату и тот присоединился к своему коллеге на земле.
- Приношу свои извинения, сударыня, за поведение своих подчиненных, - раздался позади голос полковника. – Мне очень стыдно за произошедшее…
Анариэль повернулась к офицерам, лицо ее залилось краской.
- Сто ударов плетью обеим, - сказал полковник, поворачиваясь к сотнику. – И в кандалы…
- Отдай лучше их мне, - попросил полковника Сайра.
- Нет уж, - очень тихо ответил полковник, так что бы их не слышали остальные, - я со своими солдатами как-нибудь сам разберусь. Ты лучше за своим ведомством присмотри.
- Ну, как знаешь, - сказал Сайр и повернулся к девушке. – Забирай вещи, мы пойдем дальше сами.
Понурив голову, девушка вернулась в повозке, забрала вещи, оружие и вернулась назад. Там, помнимо полковника и Сайра, ее ждали Ричард и командир наемников.
- Мое почтение, сударыня, - склонился в поклоне полковник. – Для меня была честь познакомиться с вами, сударыня. Надеюсь, вы окажите честь мне, навестив мой дом.
Еще раз поклонившись, полковник поцеловал руку Анариэль и вскочил на коня.
- До скорой встречи, сударыня, - пророкотал он.
Пришпорив лошадь, полковник отсалютовал и понесся по разбухшей дороге. Затрубили рожки, ряды конников сомкнулись, раздались команды, отряд двинулся вперед.
- Ну что, поехали домой? – как-то вдруг поскучневшим голосом спросил Сайр, едва только полк скрылся из виду.
- Ехать на лошади сможешь? – вместо ответа спросил командир девушку.
- А куда я денусь? – недовольно буркнула Анариэль. – Поехали, чего стали?
Сайр подсадил девушку в седло. Пришпорив лошадей, отряд двинулся к Лану. К вечеру, изрядно измученные дорогой, они въехали в город.
За городской заставой, едва только копыта зацокали по каменной мостовой, Сайр остановился.
- Здесь мы расстанемся, - сказал он. – До скорой встречи!
К удивлению Анариэль, и Ричард, и командир довольно таки тепло пожали руки своему новому знакомому.
- Мне было приятно встретиться с вами, - сказал Ричард, - В следующий раз с меня стаканчик причитается.
- Не рассчитывай отделаться одной выпивкой, - буркнула Анариэль.
Развернув коня и не попрощавшись, девушка нырнула в переулок. Через минуту за ее спиной зацокали копыта.
- Ты не влюбилась, часом? – послышался насмешливый голос. – А что, Сайр мужчина интересный, видный…
- Да пошел ты…
Услышав дерзкий и грубый ответ, приятели девушки дружно засмеялись. До самой гильдии Воинов троица двигалась посмеиваясь и подшучивая друг над другом. Достигнув здания гильдии, троица привязала лошадей к коновязи и нырнула внутрь.
А на следующее утро в дверь номера, где жила Анариэль, раздался стук. Девушка, еще не прейдя в себя после посиделок в гильдии Воинов, с трудом открыла глаза и попробовала встать. Голова болела, во рту чувствовался мерзкий привкус, тело ломило.
Стук повторился. От души пожелав неизвестному провалиться ко всем чертям в преисподнюю, девушка открыла дверь.
В коридоре никого не было, а на пороге стоял ящик, больше напоминавший гроб. Кое-как затащив коробку в комнату, Анариэль пригладила волосы, затем исчезла в ванной. Через несколько минут она вернулась и принялась отдирать крышку.
К ее удивлению, ящик легко открылся. Остатки похмелья быстро покинули девушку: на дне ящика лежал круглый щит и меч. От удивления, Анариэль снова подскочила к двери, выглянула в коридор, опять закрыла дверь (не забыв запереть на замок) и вернулась в комнату. Достав из ящика оружие, девушка принялась примеривать его.
Неизвестный кузнец-оружейник, очевидно, хорошо знал ее саму и ее вкусы. Короткий меч легко лег в маленькую девичью ладонь, щит закаленной стали был удобен, прочен и надежен. Анариэль сделала несколько круговых движений и прямых выпадов мечом. Нет, определенно, тот, кто сделал ей этот царский подарок, знал не только толк в оружии, но и как польстить ей.
Вдруг девушка вздрогнула. В центре щита и на рукоятке меча была выгравирована алмазами и рубинами королевская эмблема: красный голубь на белом поле.

ГЛАВА 9.

- Хорошо, теперь поворачивай… Нет, не так… Медленнее… Вот так хорошо…
Две фигуры склонились над чем-то, напоминающем сундук. Одна из них сделала резкий жест, что-то неярко блеснуло бледно-малиновое сияние.
- Так, хорошо, - сказал молодой женский голос. – Теперь бери отмычку и пробуй открыть замок.
Вторая фигура сняла с плеч мешок, порылась, достала связку и склонилась над сундуком. Через несколько минут она выпрямилась.
- Готово, - сказала фигура юным, почти детским, голосом.
Откинув крышку, первая девушка принялась рассматривать содержимое сундука. В первом из трех отсеков лежали несколько мешочков, во втором – различные украшения, а третье отделение было пустым. Девушка взяла одно из колец и принялась рассматривать его в тусклом свете ручного фонаря.
«Настоящий, - сказала она сама себе.  – За такой у Старика Фила можно получить динаров пятьдесят, а то и больше».
Взяв в пригоршню оставшиеся драгоценности, девушка быстро просмотрела их, а затем сунула своей напарнице.
- Сгребай все это, - сказала она. – И поторопись, я займусь пока вторым сундуком.
Обменявшись понимающими кивками, каждый из них занялся своим делом. Через минуту, старшая из девушек откинула крышку второго сундука. Там не было драгоценностей, денег или чего-то другого, что может прельстить простого вора. На дне сундука лежали лишь несколько пухлых книг. Тем не менее, девушка внимательно изучила каждую из них. Три из них содержали обычные бухгалтерские записи, которые ведет каждый торговец. Девушка, бегло просмотрела их, затем положила их в рюкзак.
Четвертой книге девушка уделила куда больше внимания. На титульной странице виднелась изрядно затертая надпись «Подземелья Арии», а сама рукопись пестрела планами каких-то помещений, непонятными надписями и цифрами.
- Анариэль, я готова, - раздался юный голос.
Старшая девушка, которую назвали Анариэль, быстро положила последнюю книгу в рюкзак.
- Уходим, быстро!
Девушки нырнули из полуподвального помещения к выходу, поднялись по винтовой лестнице, затем прошли по небольшому коридору и оказались около двери. Одна из них выглянула на улицу и осмотрелась.
- Чисто, - сказала Анариэль. – Идем.
Выскочив из дома, парочка неслышно заскользила по ночным улицам. Никто не встречался им по пути, даже патрульные, город словно вымер. Минут через десять они остановились у трактира, на вывеске которого виднелся единорог.
- Дайка свою сумку, - попросила Анариэль.
Юная напарница, заворожено смотря на учительницу, протянула сумку. Анариэль раскрыла ее, затем взяла один из мешочков, в котором блестели драгоценности.
- Иди в «Усталый путник», - сказала она. – Скажешь Зим, что все сделано и отдашь ему оставшееся…
- А ты? – спросила девушка, удивленно глядя на Анариэль, ибо с Зим, главой Воровской гильдии, так не смел обращаться никто. – А ты разве не пойдешь к нему?
- Нет, мне там делать сегодня точно нечего. Ну, давай, не стой истуканом, мы только внимание привлекаем. Давай, беги.
Анариэль подтолкнула девушку, затем, убедившись, что та скрылась в «Усталом путнике», тоже толкнула дверь.
Хозяин «Серебряного единорога» уже ждал ее. Проведя девушку в дальнюю комнату, он сел в кресло и выжидающе посмотрел на девушку. Анариэль без лишних разговоров достала из рюкзака три книги, положила их перед хозяином и, не дожидаясь приглашения, села во второе кресло. Положив обутые в высокие ботфорты ноги на край стола, она выжидающе посмотрела на трактирщика, тот, не сказав ни слова, взял книги и принялся изучать. Потекли долгие минуты ожидания.
- Вот это да! - воскликнул он, наконец-то. – Вот это работа!!! Вы принесли мне даже больше, чем я рассчитывал!!!
- Я признательна вам за высокую оценку моих действий, - брови Анариэль высоко взлетели вверх. – Как на счет оплаты?...
- О, простите!!! Конечно же…
Трактирщик подскочил, открыл сейф. На стол шлепнулся кошель.
- Все как договаривались, - сказал он. – И даже с полсотни динаров сверху! Нет, вы даже не представляете…
Что она не представляет, Анариэль предпочла не знать, посему вежливо откланялась и удалилась. Через полчаса девушка достигла городской стены, миновала стражу у ворот и спокойной вышла за переделы города. Чуть вдали, в полукилометре от Лана, возвышались несколько особняков, принадлежавших высокопоставленным или самым богатым горожанам, предпочитавших жить подальше от города и городской суеты. Перейдя на легкий, походный бег, девушка быстро достигла одного из домов, стоявшего немного в стороне от других, перемахнула через забор и оказалась в саду, внимательно осматриваясь по сторонам. Дом был погружен во мрак, тишина самого глухого, предрассветного часа, не нарушалась ни одним посторонним звуком. Тихо шелестели первые весенние листочки на деревьях.
Постоя в минуту, девушка обошла  вокруг дома, рассматривая что-то на земле. В саду стояла тишина, ни одной подозрительной тени не мелькнуло во мраке, ни единого постороннего звука ни услышало чуткое ухо и девушка двинулась к дому. Оказавшись возле порога, Анариэль опустилась на колено и принялась рассматривать дорожку. Но ни единой примятой травинки, ни единого следа на гравии, сломанной ветке на кусте или сбитой росы не увидел зоркий эльфийский глаз. Девушка встала и направилась к двери.
Оказавшись в доме, Анариэль поднялась на второй этаж, прошла в комнату. Скинув накидку девушка упала на кровать. Нет, все-таки хорошо иметь свой собственный дом, а не таскаться по гостиницам и притонам. Правда, пришлось ей отдать за него пройдохе фермеру четыре тысячи динаров, почти все свои сбережения, и теперь ее кошелек был почти пуст.
Но это Анариэль не особенно расстраивало, за девять месяцев ее пребывания в Лане, она стала довольно таки известной личностью. Причиной тому стал тот самый злополучный поход полгода назад, поздней осенью, когда она и ее товарищи вступили в неравный бой с пиратами. Теперь, ей, Ричарду и Яну, как звали их командира, поручали самые важные и ответственные задания. Да и в гильдии Воров ее положение изменилось. Она взяла ученицу, передавая ей секреты своего мастерства, местные жители обращались с заказами напрямую к ней, минуя главу Гильдию. Большую часть заданий составляли просьбы, похожие на сегодняшнюю: проникнуть в дом конкурента, добыть там компрометирующие документы или, напротив, подбросить компромат. Правда, десятую долю платы приходилось по-прежнему отдавать в гильдию, но ее это не смущало.
А, иногда, различными просьбами к ней обращался сам Сайр. После одного из таких поручений, на главной городской площади был зачитан императорский указ: мэр города лишался всех чинов, званий, наград, состояния, подвергался штрафу в сто динаров и отправлялся в изгнание.
Девушка неоднократно пробовала найти с ни общий язык, но безуспешно. Для Сайра она, по-прежнему, была агентом Тайного ордена и не более. Анариэль мучалась, часто ревела по ночам, но ничего не смогла изменить.
Девушка достала книгу, добытую сегодня, прилегла на край кровати. Открыв книгу, она углубилась в чтение, стараясь отогнать навязчивые мысли о Сайре.  Постепенно, углубляясь записки неизвестного автора, Анариэль покрывалась холодным потом. Лабиринты Арии, легендарные, мифические подземелья, созданные, по слухам около тысячи лет назад, на заре основания не только Лана, но и империи... Долгое время считалось, что эти Лабиринты, тянущиеся на десятки и сотни километров под городом и далеко за его приделами, всего лишь вымысел. Десятки смельчаков, отправлявшиеся на поиски таинственных подземелий и несметных сокровищ, хранящихся там, либо погибли, либо возвратились ни с чем. И вот эта книга, испещренная картами и многочисленными надписями, была ключом к Арии. Анариэль вскочила, положила книгу на стол, взяла листок бумаги и принялась что-то рисовать. Господи, неужели ей сказочно повезло?
Два дня Анариэль расшифровывала записи, изучала карты и покрывала листки бумаги расчетами. На третий день, девушка вышла из города. Если она права, то она знает, где находиться старый вход в Арию.
Пройдя по улицам, девушка завернула к порту. Поздоровавшись с охранником, Анариэль сунула ему в руку полудинар и прошла к причалам. Толкнув дверь самого старого, уже давно заброшенного склада, девушка вошла внутрь.
Пакгауз встретил ее затхлым воздухом, вонью, грязью и темнотой. Глаза быстро привыкли к полумраку и девушка принялась мереть шагами пол склада. Сделав несколько шагов вперед от входа, девушка повернула направо, сделала еще пару шагов и остановилась. Наклонившись, она очистила пол от мусора, взяла меч и постучала рукояткой меча по полу.
Звук был гулкий и девушка принялась обстукивать старые, едва заметные под слоем грязи, плиты. В одном месте звук был не таким гулким и девушка принялась осматривать пол.
- Вот же черт, - девушка высказала все, что думала о строителях и их ближайших родственниках. – Что б вас…
Вход в подземелье, – если это было действительно подземелье, а не вход в подполье заброшенного склада, – был надежно замурован. Что бы открыть его, нужны были кирки, парочка рудокопов и несколько часов работы. Во всяком случае, попробовать проникнуть туда сейчас, без подготовки, нечего было и думать. Девушка вздохнула, затем собралась, вышла на улицу и через полчаса была в гильдии Воинов.
- Ты пропустила несколько тренировок, - недовольно буркнул старый мастер. – Что случилось?
- Простите, мастер, - ответила Анариэль. – Я наверстаю упущенное. Просто у меня были дела за городом.
- Хорошо, но к тренировкам мы вернемся после твоего возвращения. Сейчас иди домой, собирайся и через час, чтобы была здесь. Ты с Яном и Ричардом едешь сегодня в Лайю.
- Какое задание? – спросила девушка. – Что брать с собой?
- Сопроводить купца местной гильдии, обеспечивать его безопасность в пути и назад, а так же во время пребывания в Лайю. Есть подозрение, что на него могут напасть ассасины из Отверженного братства, поэтому возьми зачарованное оружие и доспехи. Остальные инструкции получит Ян. Все, можешь идти.
Через десять минут девушка была дома. Под обычную одежду Анариэль надела кольчужную рубашку с капюшоном, над которой поколдовали местные маги, взяла лук и стрелы, а также верный щит, меч и Утреннюю звезду, также под завязку напичканные магическими штучками. Конечно, зарядка оружия и доспехов у боевых магов стоили больших денег и девушка брала их только в исключительных случаях, но это того стоило – ассасины тоже использовали магическое оружие.
Собравшись, девушка задумалась – а что делать с книгой? Брать с собой ее было верхом безрассудства, мало ли что может произойти в пути, а терять рукопись не хотелось. Придется рискнуть и доверить ее тайнику и ловушке, разработанной лично.
Взяв книгу, она оттащила ковер, откинула крышку, положила ее в глубокую нишу и закрыла крышку. Скрипнул в скважине ключ, одни поворотом рычага девушка задействовала скрытый механизм, включила сначала одну ловушку, механическую, сверху над ним активировала одну за другой еще две магические и накрыла тайник ковром. Теперь, кажется, все.
Ровно через час девушка снова была возле гильдии. Ричард и Ян уже ждали ее.
- Здравствуй, пропажа, - Ричард радостно облапил девушку. – Как ты?
- Неплохо, - ответила Анариэль, улыбаясь и обнимая товарища. – А ты?
- Жениться он через два месяца, - проговорил Ян, улыбаясь.
- Да ты что? Что ж ты молчал, сволочь ты эдакая! – девушка пхнула Ричарда в бок. – Кто она?
- Певичка в местном театре, - захохотал Ян.
Подшучивая друг над другом, они подъехали к дому, где жил купец. Через два часа маленькая кавалькада покинула город.

ГЛАВА 10.

Через месяц четыре путника пересекли городские ворота и въехали в Лан. Впереди, в открытой пролетке, ехал важного вида господин, явно принадлежащий к торговым сословиям. Следом за ним, на гнедых лошадях следовали трое охранников. Путь, видимо, выдался не легким, ибо телохранители держались в седлах из последних сил, одежда и доспехи выглядели изрядно потрепанными, а лошади с трудом цокали копытами по каменной мостовой.
Подъехав к одному из домов в деловом квартале, четверка остановилась. Купец сошел с пролетки.
- Передайте главе гильдии, - сказал он, - что пока вы можете быть свободными. Когда вы мне понадобитесь, я дам знать. И благодарю вас за путешествие.
Торговец вошел в дом, дверь захлопнулась за ним.
- Вот же жирная свинья, - буркнул Ян. – Ну, что, поехали, доложимся, а потом к магам?
Снова застучали копыта по мостовой, в считанные минуты троица достигла Гильдии. Привратник открыл путешественникам дверь и путники, привязав лошадей, исчезла в полумраке холла. Через полчаса дверь в Гильдию снова отворилась, и наемники вышли на улицу.
- К магам, - скомандовал Ян.
Оседлав лошадей, они направились почти через весь город, к высокому, остроконечному зданию. Остановившись у изгороди, отгораживающих главную башню от остального города, путники привязали лошадей и направились в одну из небольших, остроконечных башенок, примыкавших к главной башне.
Главный торговец Гильдии магов встретил их в своей заде, доверху заставленной различными зельями, амулетами и прочими магическими штучками.
- Какая встреча, - радостно сказал он, направляясь на встречу старым знакомым. – Чем обязан такой честью?
- Дело есть, - с улыбкой ответил Ян.
- Подождут дела, - ответил маг. – Что нового? Я слышал, вы были в Лайе. Верно?
- Только что оттуда, - подтвердил Ян, усаживаясь в предложенное кресло. – Там во всю ходят слухи, что выборы нового главы вашей братии грядут…
- Да ты что!!! – воскликнул то ли удивленно, то ли насмешливо маг-торговец.  – И кто кандидат?
Рука Яна нырнула под кольчугу, затем вынырнула обратно, на стол шлепнулся свернутый в трубочку листок бумаги, скрепленной печатью.
- Читай, - сарказм звучал в голосе наемника.
Маг осмотрел листок, сломал печать, пробежал глазами по покрытой эльфийской вязью бумаге и швырнул письмо на стол. Глаза мага налились кровью, он наклонился вплотную к Яну.
- Я признателен вам, - сквозь зубы процедил маг.
- Не меня благодари, ее, - ответил Ян, кивнув в сторону Анариэль.
- Что вам нужно? – спросил маг.
- Анариэль, давай, - кивнул Ян.
Девушка, вместе с Ричардом, подошла к столу, за которым сидел маг. На стол легли три коротких меча, две кольчуги и два щита, используемые наемниками Отверженного братства. Глаза мага полезли на лоб, он усмехнулся, руки сблизились, между ладонями засветился голубой шар. Брызнула синим пламенем Ледяная Стрела, ударила в щит Ричарда, успевшего прикрыться, и рассыпалось мелкими ледышками по комнате: защитное заклинание, наложенное на щит, отразило атаку мага. Ричард упал на каменный пол, щит раскололся, Ян и девушка шарахнулись в стороны. Мечи, со звоном покинув ножны, заиграли бликами на солнце.
От удивления маг на мгновение растерялся: казалось просто невероятным, что кто-то сумел наложить на доспех заклятие, которое сумело бы отразить атаку. Его магическую атаку!!! Лучшего из лучших чародеев империи!!! Нет, это просто невозможно!
Звон стали вернул его к действительности, снова засветился в руках мага шар, но атаковать своих врагов он не успел. Мелькнула в воздухе длинное и узкое тело, колдун попробовал сотворить защитное заклинание, кинжал ударил в плечо чародея, сбив заклинание, и маг упал. Струйка крови потекла по холодному полу, мелькнул меч в воздухе, и голова мага покатилась по каменным плитам.
- Он нарушил кодекс чести, - раздался позади наемников голос. – Своим предательством он заслужил смерть.
Они обернулись. У входа в келью стоял глава Магического братства.
- Он предал не только братство, - ответил Ян, - он предал и нас тоже.
- Я знаю, - сказал маг. – Мы признательны вам за то, что избавили Суд Чести от лишней работы, тем более, что он, - маг кивнул на лежащее на полу тело, - почти наверняка, выкрутился бы на суде.
Наемники склонили головы, принимая благодарность. Маг провел в воздухе, голубоватое сияние окутало его, затем темно-синий шар метнулся к воинам и погас.
- Примите нашу благодарность, - сказал глава Гильдии. – Это самое малое, что мы можем сделать для вас за вашу помощь.
Наемники с удивлением осматривали себя: старые, потрепанных, износившихся в походах и уже никуда не годные доспехи исчезли. Вместо старых доспехов они получили совершенно новые, самые лучшие латы, которые изготавливались в империи, к тому же заряженные самой сильной и мощной защитной магией.
- Пока вы будете носить эти доспехи, - сказал маг, - никто не сможет причинить вред вам. А теперь оставьте нас…
Дверь открылась, в залу вошли еще двое магов. Поклонившись, наемники покинули Гильдию магов.

ГЛАВА 11.

Через полчаса они сидели в портовом трактире. Посетителей сегодня было очень много – как ни как, а началась весеннее – летняя навигация. За столиками вальяжно расположились купцы и ремесленники средней руки, капитаны небольших ладей, владельцы маленьких ферм, а также прочий люд, у которого водились кое-какие деньги, но который не мог себе позволить посидеть в «Серебряном Единороге», «Морской чайке» или «Старом маге», славившимися не только изысканной кухней, но и высокими ценами. На маленькой сцене, в углу трактира, играли несколько музыкантов, под унылые звуки арфы и флейты юная танцовщица исполняла замысловатые па.
Заказав вино и закуски, они некоторое время молчали, ожидая заказа. Наконец-то, служанки поставили перед ними кувшин с вином, блюдо с жаренным мясом, залитого аппетитным соусом, и растворились в густой дымке таверны. Разлив вино по бокалам, наемники принялись поглощать закуски с аппетитом людей, проведших немало месяцев в странствиях. На них скоро перестали обращать внимания, и Ричард, убедившись, что за ними никто не наблюдает, кивнул Анариэль.
Девушка, склонившись к своим товарищам, рассказала о книге (умолчав, правда, о том, как она ей досталась), о лабиринтах Арии, обо всем, что ей удалось выжать из скупых строчек и карт. К ее удивлению, Ян встретил ее рассказ вполне серьезно.
- Я хочу увидеть эту книгу, - сказал он, когда девушка закончила.
- Нет проблем, - ответила Анариэль. – Пошли ко мне?
Рассчитавшись по счету, они вышли на улицу.
Вечерело, сумерки окутывали город. Вскочив на лошадей, наемники припустили галопом, пронесли по улицам, распугивая жителей, и через десять минут достигли дома Анариэль.
- Меня никто не спрашивал? – спросила Анариэль девушку-служанку, нанятую присматривать за домом, пока она отсутствовала.
- Нет, сударыня, никто, - ответила девушка.
Отпустив служанку домой, Анариэль поднялась на второй этаж. Ричард и Ян последовали за ней как тени. Склонившись над полом, девушка откинула ковер. Прикоснувшись к тайнику, девушка ощутила теплое течение магии. Похоже, к тайнику никто не прикасался, хотя что-то неприятно кольнуло внутри, беспокойство зашевелилось в груди. Девушка стряхнула оцепенение, затем достала ключи и повернула замок. Мгновением спустя что-то тихо скрипнуло, голубоватое свечение на мгновение озарило девушку и потухло. Анариэль откинула крышку и осмотрела тайник: книга лежала так, как она ее оставила.
- Держи, - достав летопись и свои записи, девушка протянула их своим напарникам.
Обстроившись, они принялись изучать книгу.
Погрузившись в изучение летописи, командир и Ричард буквально засыпали Анариэль вопросами. Каждая страница, схема, даже отдельная строка или слово в рукописи и расшифровке подвергались сомнению, вызывая длительные дебаты. Неоднократно споры грозили перерасти в сору, пока, наконец-то, уже под вечер Ричард не захлопнул рукопись.
- Пошли, посмотрим? – предложил он.
Троица незаметно пробралась в старый портовый склад, где месяц назад побывала Анариэль. Ричард с Яном облазили весь пакгауз, обстукивая пол и изрядно вымазавшись в грязи. Локализовав место, где простукивалась пустота, Ричард достал кинжал и аккуратно вставил его в щель. Проведя лезвием вдоль плиты, он убрал нож. Из узкого стыка между плитами засветилось бледно-зеленое сияние. Девушка и Ричард наклонились над щелью.
- Эти плиты не замурованы, - сказал Ян. – Они открываются с помощью рычага.
Они снова внимательно осмотрели каждый миллиметр склада. Рычаг троица обнаружила заваленным старым хламом, в самом дальнем и неприметном углу пакгауза. Он был настолько хорошо спрятан, что никто бы не нашел его, если бы специально не искал. Очистив рычаг от мусора, Ричард изо всех сил надавил на него, старый рычаг заскрипел, издавая жуткие звуки.
- Тихо, стой, - сказала Анариэль. – Мы так всему городу просигналим: «Все сюда, кто хочет побывать в Арии!».
- Ты права, - сказал Ян. - Ричард, ты замаскируй его, а мы пока с Анариэль пошепчемся. Все равно в Арию мы сегодня не пойдем…
Ричард кивнул и принялся за работу. Девушка с Яном отошли в сторону и принялись советоваться.
- Значит так, - сказал Ян, - завтра мы начнем готовится к разведке в Арию. Живем, как жили, но потихоньку скупаемся продуктами и снаряжением, но это мы берем на себя. Надо еще будет придумать, как незаметно исчезнуть из города…
Анариэль кивнула.
- Это я возьму на себя, - сказала она. – За день до отправления я сделаю так, что бы ко мне пришло письмо от дальних родственников и я, якобы, должна буду отправиться к ним, в Яр…
Ричард улыбнулся и кивнул: Яр, большой город в сотне лиг от Лана, на восточной границе империи, был известен своей дурной славой. Путь туда был не только труден, но и очень опасен.
- И, разуметься, ты предложишь твоим товарищам сопроводить тебя туда, - довольно ухмыляясь, сказал Ян. – Звучит довольно правдоподобно… Разумеется, что твои товарищи не захотят отпустить тебя туда одну…
Уничтожив следы своего пребывания на складе, троица незаметно вернулась в город.
Последующие дни напарники провели в сумасшедшем ритме. Утром и днем они до изнеможения тренировались в Гильдии, а вечером, составив списки, скупали в магазинах и лавках все необходимое для путешествия. Немало усилий пришлось приложить им, дабы не вызвать подозрений и лишних разговоров, но, похоже, это удалось. На десятый день, встретившись в гильдии Воинов на тренировке, Ян дал Анариэль условный знак: все было готово.
В ту же ночь, девушка незаметно покинула свой дом и пробралась за город. Через несколько часов она достигла почтовой станции в пяти лигах от города. Прокравшись незамеченной мимо безмятежно спящих охранников, девушка аккуратно подбросила в одну из корзин с почтой письмо, скрепленное печатями и многочисленными штампами, и покинула здание. Утром, пришедшая в дом девушки прислуга, застала ее мирно спящей в своей постели.
А еще через день, почтальон, постучав в дом Анариэль, вручил ей сложенное в трубочку письмо. Сломав печати, девушка направилась в гильдию.
- Мне надо уехать на пару недель, - сказала она мастеру, показывая письмо.
Тот внимательно перечитал его, затем посмотрел на девушку.
- Вот как? – спросил он. – Ты получила наследство?
- Да, и я хочу отправиться за ним немедля, - ответила девушка.
- Ты уже не вернешься назад?
- Вернусь. Меня в Яре ничего не держит, я там никого не знаю. Я, поэтому, и пришла.  Вы можете отпустить со мной Ричарда и Яна? Я опасаюсь ехать в Яр одна.
- А почему бы и нет? – мастер понимающе кивнул, опасность путешествия в этот пограничный город была ему хорошо известна.
Кликнув Ричарда и Яна, мастер в двух словах обрисовал им ситуацию. Изобразив на лицах изумление, они поздравили девушку с получением наследства.
- Попробуй только уехать без нас! – гневно воскликнул Ян. – Мы тебя не отпустим в такой дальний путь одну!!!
В тот же вечер троица, ни чуть не скрываясь, выехала через главные ворота Лана, сопровождаемые множеством любопытных глаз. Но как стемнело, они повернули назад, к городу. Путая следы, словно лиса, уходящая от охотников, они проникли в порт.
На причалах горланили песни пьяные матросы, покачиваясь на легкой волне, поскрипывали такелажем суда, взошедшие две луны с трудом разгоняли ночной мрак. Проникнув в пакгауз, троица открыла люк, ведший в Арию. Спертый воздух ударил им в лицо, тусклый изумрудный свет осветил покрытые копотью стены склада.
- Вперед, - скомандовал Ян. – А то заметят…
Троица нырнула в узкий проход, люк закрылся. Воины уже не видели, как открылась дверь в склад и темная, закутанная в плащ, фигура склонилась над скрытым под слоем грязи люком. Выждав полчаса, неизвестный нашел под ящиками тщательно укрытый наемниками рычаг и повернул его. Снова зеленый свет осветил склад, фигура скрылась в люке и пакгауз погрузился во тьму.
Больше никто никогда не видел в Лане ни Анариэль с Ричардом и Яном, ни обладателя странной фигуры.

* - En Engel – фехтовальный термин, обозначающий – «К бою».
** - А теперь контратака в квинтете… Отход назад… Блокировка с разворотом… Переход в трапецию… - фехтовальные приемы: отход назад и блокировка с разворотом – защитные приемы, трапеция, квинтет – позиция фехтовальщика в момент атаки.
*** - Лига – мера длинны, равна, примерно, 5,50 километра.
**** - Как и в Лане, форт Сарин, носящий одноименное с городом название, расположен немного в стороне от поселения.
***** - Сажень – мера длинны, равная, примерно, 2,13 метра.

0

3

Блин 40 минут читал сидел (((чушь

+1


Вы здесь » Eight Squadron » Новости с неба » Креатив от Неведомого я.