Eight Squadron

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Eight Squadron » ТворЧеский Ангар » Война 1,2,3 по просьбам Миши=)


Война 1,2,3 по просьбам Миши=)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1    Данное произведение носит абстрактный характер. Любые сходства со знакомыми Вам персонажами абсолютно случайны. А случайностей будет много…

Пролог.
Война продолжалась десятки лет. Шлиньский Кальянс и Нир & Толпа без особого перевеса в чью-либо сторону вели безостановочные военные действия. Никто не знал чем и когда все это закончится. В бой с обеих сторон уже шли совсем неподготовленные юнцы с незаточенными мечами. Кузнецы просто падали от усталости пред наковальнями. Войны старели в битвах. Счет павших на полях сражений уже перестали вести, так как те летописцы, что описывали сражения с начала войны уже давно умерли от старости. Новых же не было, так как каждый человек был на счету. И вот, на истечении шестидесятого года войны армии Шлиньского Кальянса начали внезапно одерживать победу за победой, тесня противников мастерскими манерами. Они буквально предугадывали каждый ход…

Мне было дано задание выяснить проколы контрразведки и предотвратить окончательное поражение в войне. Не знал с чего и начать... Наша разведка была поистине на высоте. Я решил прогуляться по Завалону и присмотреться к войнам. Я шел по бульвару, с которого хорошо просматривался Замок Краха. Видно было как ШК скинули с башни замка последнего нашего защитника. «Низко пошел, наверное к дождю», - подумалось мне. И тут, как по команде, над головой сгустились тучи и начал накрапывать мелкий дождь. Подул ветер. Я продрог. «Нет, все-таки ненавижу я осень. Нет более мерзкой поры года. Слякоть, грязь, непонятная погода, то приносящая солнце и тепло, то просто поражающая промозглостью и ветром,  котором все отчетливей чувствовалось дыханье зимы», -размышлял я на ходу. Ноги как бы сами привели меня к ресторанчику в центральной гостинице Завалона. Я хорошо знал его хозяина и всегда мог найти себе место, даже когда после боев приходили войны и заливали горечь поражения десятками литров пива. Но время еще было непозднее, поэтому я без проблем устроился за столиком у окна, чтобы не утерять из виду ничего, что могло произойти на улице. Заказав немного пива и баранину, я принялся восстанавливать цепь событий в своем блокноте. Вот некоторые записи.

«Перелом в ходе войны – 4 мес назад. За это время наемников принято – прим 120 чел. Точных данных нет. Задержанных по подозрению в шпионаже – 23 чел. Результат – отстут. Итого: работа с чистого листа»

Мда… негусто. Но надо же с чего-то начинать. Закончив трапезу я решил окинуть взглядом места битв. Для этого я пошел к командующему третьим элитным орчьим батальоном бравому орку Кортину. Поговорив с ним несколько минут, я убедил его взять меня с собой  для ознакомления с обстановкой на полях сражений. Долго ждать мне не пришлось. Поступил приказ выбить отряд наемных эльфов ШК из пригорода провинциального Мальбинара. Сражение обещало быть зрелищным.

Через восемь часов мы прибыли на место нашего временного лагеря в миле от замка, занятого группой эльфов. Защиту они проработали на славу – и защитные остро заточенные колья, и рвы с шипами на дне, с замка посверкивали металлом наконечники стрел баллист против драконьей кавалерии. В воздухе нависло тягостное ожидание развязки. Все понимали, что крови прольется немало. Я напросился на совещание Кортина с военными советниками. По моим расчетам именно там должен был быть один из шпионов ШК. Как ни странно, но каждого советника я знал превосходно. Шпионом не мог быть никто. Кортин подготовил поистине хитрый план, который просто не мог не сработать. Все было просчитано до мелочей. Я думал, что все будет куда менее изобретательно, и мы попросту разрушим замок, но Кортин надеялся на это сооружение, как на важный объект для поддержки наших сил – арсеналы Замка на шкале славились своим размерами.

И вот, прозвучала команда «В бой!» и стройные орды орков в блестящих доспехах строевым шагом под звуки боевых барабанов двинулись к воротам замка. Над головами пехоты взвились наездники на драконах с зажигательными стрелами.  Я смотрел за всем этим с пригорка, который находился в полумиле от замка. Пехота невозмутимо подходила ко рвам с шипами. В двух футах от рвов они замерли. Внезапно с тылов взвились легкие драконы с мешками земли в лапах. Подлетев ко рву они просто засыпали его. Это был первый просчет обороны эльфов – их баллисты попросту не могли стрелять на такое расстояние. Пехота двинулась дальше. Из замка слышались боевые кличи эльфов. На башнях появились знаменитые эльфийские лучники. Настало время заточенных кольев торчащих из земляных валов. Их прошли довольно просто – первыми шли орки с боевыми топорами, они с легкостью разрубили их в щепки. До замка оставалось буквально пять  минут строевого шага. Барабаны забили громче и быстрее. Со стен замка посыпались стрелы. Это тоже было просчитано командиром. Бойцы несли с собой громоздкие прямоугольные щиты. Подняв их над головами и сомкнув они слились воедино и ни одна стрела не смогла достигнуть цели. В воздухе пахло первой нашей победой за долгое время. На первые позиции выкатили таран. Несколько футов и на ворота замка обрушится его ударная мощь.

Я так засмотрелся на идеальные маневры, что не сразу понял, что ржание коней раздавалось не с поля боя, а откуда-то сзади. Когда мне в голову пришла мысль о том, что коней на поле нет – было слишком поздно. Я обернулся и увидел армию конных наемников. Я сорвался с места по направлению к горну, но что-то сильно толкнуло меня в левое плечо. «Тылы!» - прохрипел я и свалился без чувств.

2  Я очнулся в какой-то непонятной комнате. Сыро. Стены покрыты плесенью. Под самым потолком было небольшое зарешеченное оконце. Метрах в двух с половиной от земли. Благодаря своему высокому росту я доcтал до решеток и подтянулся. Снаружи был какой-то лес. Рядом стояли палатки. Несколько воинов делали обход. На их накидках была эмблема ШК. «В плену», - подумал я. Я продолжил осматривать местность. Недалеко от лагеря валялись трупы мертвых орков. Неужели я в том замке, который мы штурмовали? Да. На доспехах трупов была явно видна эмблема нашей коалиции. «Черт, неужели все полегли? Не может быть». Я спрыгнул на пол. Напротив стены с окном была массивная деревянная дверь с небольшой стальной решеткой. Я подошел к двери и посмотрел что творилось снаружи. Там был длинный коридор с такими же дверьми, как моя. С другого конца по коридору шел человек с мечом в ножнах, насвистывающий какой-то марш.

Надо было что-то делать. Я осмотрел себя. Левое плечо было перевязано и жутко болело. Я дотронулся до него и скорчился от острой обжигающей боли. На мне была исподняя льняная рубашка, кожаные штаны и сапоги. Я проверил правый сапог – там всегда был небольшой кинжал, который мой отец выковал мне еще в детстве. Он был там! Я достал его и заткнул за пояс штанов сзади. Я еще раз посмотрел в решетку двери. Человек приближался. Я разбежался и кинулся на дверь правым плечом. Дверь даже не заскрипела, только издала глухой звук удара. Я повалился на землю и застонал. В решетки двери появилось лицо этого человека.
— Чего буянишь? – спросил он грозно.
— Мое плечо. Инфекция. Я не могу так больше. Пожалуйста. Боль невыносима. Я стажер разведотдела коалиции Нир & Толпа. Помогите мне пожалуйста, - проскулил я пытаясь сделать невыразимую гримасу боли.
— Эээ… приказ был не выпускать никого. Я сейчас позову старшего караульного.
— Неет! Я больше не могу. Что я Вам способен сделать? Я немощен и истощен от непрерывной боли! Если я умру, Вас посадят за то, что из-за Вас умер человек, обладающий полезными данными.
— Хм… ну хорошо, только тихо. Я сейчас провожу Вас к знахарю.

Замок двери щелкнул два раза. Удача. Я заложил правую руку за пояс и сжал рукоять кинжала. Человек зашел. Он наклонился ко мне и попытался взять меня за левую руку. Молниеносным движением я выкинул из-за спины руку с кинжалом и разрезал ему горло. Кинжал был превосходно заточен и прошел как через масло. Охранник захрипел и повалился на землю. Я вытер об него окровавленное лезвие и положил кинжал обратно в сапог. Это была его третья жертва. Я снял накидку с охранника и взял его меч.

Теперь надо было осмотреть другие камеры. Там могли быть еще живые наши. В камере напротив меня лежал полуразложившийся труп. От смрада из камеры сперло дыхание. Я сморщился и сдержал рвотный позыв. Я пошел дальше. В одной из камер послышался чей-то стон. Я подошел к зарешеченному оконцу двери той камеры и не поверил своим глазам. Там лежал эльф Бтах, который пропал около двух месяце назад. Но как это возможно? Замок был занят недавно. Я открыл дверь камеры ключами, которые снял с пояса мертвого охранника и вбежал в камеру. Я думал, что Бтах при смерти, а он просто посапывал во сне. Я растолкал его. Он начал просыпаться, недовольно бормоча что-то вроде: «Я ничего не знаю, я ничего не скажу». Он увидел меня и удивился.

— Хм, ты не похож на нашего охранника? Новенький? – спросил он протирая глаза от сна.
— Да, можно и так сказать. Я новенький пленный.
— А почему ты здесь? У тебя нет своей камеры? Вот же везуха… Мало того что два месяца держат здесь, так еще желторотика какого-то подселили… Охрана! Я буду жаловаться!!! Хм… а почему дверь не заперта?

По глазам стало видно, что до него потихоньку доходит вся ситуация.

— Я перерезал горло охраннику и сбежал. Вот увидел Вас и решил зайти поздороваться, - сказал я, стараясь держаться как можно более непринужденно.
— Хм, ну приветствую. Может пойдем, еще кого поищем?
— Конечно.

Мы вышли из камеры и продолжили разговор.

— Вы сказали, вас здесь держат два месяца, но ведь замок был захвачен ШК'вцами всего пару дней назад. Как это возможно.
— Это полная чушь. Замок был захвачен уже около дух – трех месяцев. Я, как ты, надеюсь, знаешь, оперативник разведотдела. Из замка не было вестей от наших около двух недель и я был послан сюда с небольшим отрядом для  выяснения всех обстоятельств. Нас захватили прямо у ворот замка. Всех моих ребят просто вырезали на месте. Меня кинули в эту каталажку и пытались вытянуть хоть что-нибудь. У них ничего не получилось. Пытают они, признаться, как дети. А ты как здесь оказался?
— Я тоже работаю в разеведотделе. Я стажер. Я прибыл сюда вместе с третьим элитным орчьим батальоном для осады замка. Нам передали, что замок был захвачен около двух дней. Наши войска уже почти начали штурмовать замок, как с тыла нас ударила конница. Я находился в полумили от войск и первым заметил атаку с тыла, но был ранен в плечо и не успел предупредить всех.
— Так вот что это за шум там был снаружи… Но почему они послали войска только сейчас? Да еще сказали, что захвачен замок был только два дня, когда только я просидел здесь два месяца. Ладно, выберемся – разберемся. Что думаешь делать?
— В камерах должны быть пленные орки из третьего батальона. Надо освободить их, потом прорваться к арсеналу, захватить оружие и доспехи и боем прорваться наружу.
— План неплох. Только последний пункт я бы изменил. На нижнем этаже, то есть как раз на этом,  есть ход, ведущий к стойбищу драконов. Я не думаю, чтоб там было много охраны.
— Принято. Ну, за дело.

Мы оббежали все камеры. В живых осталось около десяти орков. И это из стоорчьего батальона… Ближайший арсенал был на первом. Я отлично знал план замка, так как в детстве мы частенько в нем играли. Мы поднялись на первый этаж. С той стороны у двери стоял страж. Один из орков попросил нас отойти назад. За ним построились в колонну другие девять. Мы лишь молча наблюдали. Далее все было совершено как в лучших учебниках по боевой подготовке и дезертирству. Мощный удар ноги снимает дверь с петель. Она придавливает часового. Легким движением руки голова поворачивается на 180 градусов. У орков теперь меч и кинжал. На грохот сбежалось пять стражей. Кинжал в горло. Осталось четыре. У орков только один меч. Стражи попытались окружить. Двое полегло от меча. Осталось двое. Они со страхом теснились у противоположной черты. Орки, мило улыбаясь, подходили ближе. Меч не понадобился. Два сокрушительных удара в голову и стражи обмякли. Дорога к арсеналу была свободна…

3  Мы успешно прорвались к драконам и, уведя все стадо, направились в Завалон. Прибыв на место, мы с Бтахом направились к командующему нашими силами. Там в разгаре было обсуждение финальной битвы. За круглым столом собрались советники и… Кортин. Я не поверил своим глазам. Как это возможно? Почему он здесь. Он ведь должен был либо погибнуть, либо быть в темнице, как и те выжившие орки, с которыми мы спаслись. Но это надо было выяснять позже. Судя по разговору, мы собирали все наши силы, чтобы нанести решающий удар и переломить ход войны. Решающая атака была назначена на послезавтра, утром.

После собрания, я отозвал Кортина в сторонку.
— Как Вам удалось спастись и оказаться здесь раньше нас?
— Во-первых, я хотел бы знать, почему нас не предупредили об атаке с тыла?
— Они подошли с тыла слишком близко. От отряда, прикрывающего тылы не было вестей. Я не успел предупредить – был ранен. Так как Вы все-таки спаслись?
— Меня и еще нескольких бойцов подхватили драконьи всадники, когда стало понятно, что выхода нет.
Честно говоря, я не был удовлетворен этим ответом. Слишком непохоже на Кортина. В молодости он в одиночку вырезал отряды врага и всегда готов был умереть на поле боя, нежели спастись бегством. Да и внезапная атака с тыла. С арьергарда не было никакого сигнала. Да и если действительно замок был захвачен два месяца назад, то вряд ли враги могли спланировать атаку на нас именно в тот момент – по идее нам логичней было отбивать его с момента захвата, а не спустя два месяца. Я обговорил это с Бтахом, и мы решили узнать все у главы разведотдела.

Там нам рассказали, что от гонца, который был послан через день к замку, чтобы разузнать, что случилось с Бтахом и его отрядом, вестей не было. Все же требования разведотдела начать атаку незамедлительно откланялись по причине недостатка сил, хотя тогда было свежее пополнение наемников с севера. По данным разведки, в тот момент силы противников были не так велики, и они бы просто не смогли отправить подкрепление, иначе теряли бы позиции. Было очевидно, что атака задерживалась кем-то сверху, чтобы дождаться подхода наемной конницы. Но кем?

Вечером я отправился подышать воздухом к западным воротам города, пообщаться с охранниками – кто-то мог подметить какие-нибудь детали, которые могли бы помочь раскрыть шпиона. Мы стояли сержантом охранного отряда, когда знакомы до боли командный голос приказал открыть ворота. Это был Кортин. На вороном скакуне он направился в сторону леса. На нем был черный плащ. Непохоже на Кортина. Он всегда гордился своей амуницией – сделанные на заказ доспехи, ордена, красивейший меч из самой крепкой стали, выкованный на востоке, трофейный кинжал. Я бегом спустился с ворот и побежал вслед за ним. Я подбежал к лесу и увидел еле заметную тропинку со свежими следами подков. Он явно направился по ней. Я побежал по этой тропе. Через километра три я увидел огни небольшого лагеря посреди леса. Темнело. У хода в лагерь стояли двое часовых. Один мирно посапывал, облокотившись на столб ворот, второй насвистывал какую-то странную мелодию. На плащах обоих были знаки ШК. Следы все тех же подков вели внутрь лагеря. Неужели Кортин и есть предатель? Я не верил сам себе. Это просто не укладывалось  голове. Десятки лет безупречной репутации… Это просто невозможно.

Я должен был прокрасться в лагерь, чтобы подтвердить или опровергнуть подозрения. Я подполз к охранникам. Я подкрался сбоку к бодрствующему охраннику, беззвучно вытащил меч из ножен, быстрым движением пробил ему шею. Он не смог даже прохрипеть. Тут же второй охранник расстался с жизнью не успев проснуться. Я оттащил тела на пару метров в лес и неслышно двинулся в глубь лагеря, стараясь держаться тени. Я подкрался к командному шатру. Внутри горели свечи, и поэтому два силуэта были отлично видны. Один из них явно принадлежал Кортину. Его я ни с кем не спутаю. Второй был мне низвестен. Я прислушался. Они явно заканчивали разговор.

— Послезавтра утром, ты уверен? – спросил кто-то у Кортина
— Я сам назначил это время. Наши армии подойдут к позициям твоих войск с рассветом. Будьте готовы. Первой пройдет пехота под прикрытием драконов. Располагайте рвы ближе к замку, чтоб не получилось, как в тот раз у замка. Ну, не мне тебя учить. Подробный план действий наших войск я тебе отдал. Не выиграть попросту невозможно.

«Сволочь!» - закричал я, забыв где нахожусь. Ярость затуманила мой рассудок. Я выхватил меч, прорубил занавесь шатра и кинулся на Кортина. Но мне невозможно было тягаться с ним. Он даже не доставал оружие. Увернувшись от моего удара, он нанес мне сокрушительный удар кулаком в голову. Я потерял равновесие и провалился в черную бездну. «Предатель», - пробормотал я и потерял сознание.

Я открыл глаза. Голова раскалывалась. Я жив? Почему? А главное зачем? Наши армии, наверное, уже разбиты. Я потерял всех друзей. И все из-за предательства этой образины. Отец всегда мне говорил, чтоб я не доверял оркам. Я перевернулся на спину. Любое движение добавляло по капле боли в и без того звенящую голову. Надо мной склонилось улыбающееся лицо орка. Кортин?

— Сволочь, да как у тебя хватает наглости? – приподнявшись, прокричал я и опять опустился на постель от безумной боли.
— Успокойся, сейчас все поймешь, - пробормотал он мне  ответ, - а ты храбрым оказался.
Я лежал в одежде. Сапоги были на мне.

— Сейчас ты сам успокоишься. Навечно, - с этими словами я извернулся, достал кинжал из голенища сапога и с размаху воткнул его в шею предателю.
От ненависти я ударил с такой силой, что кинжал вошел по рукоять вместе с моей рукой. Я провернул оружие и медленно вытащил, наслаждаясь его гримасой боли. Больше ты никого не придашь. Все кончено. Я взял его топор и вышел на улицу. Я решил перерубить как можно больше шакалов из ШК перед смертью, чтобы умереть как мужчина и с достоинством отправиться к предкам.  Я вышел на улицу, сжимая рукоять топора двумя руками. Странно, но я был в Завалоне. Неужели они так быстро обосновались здесь. Я направился к нашему штабу, который по идее теперь должен был стать штабом сил ШК. Я поднялся к главной комнате, где проходили заседания и с удивлением увидел, что там сидят знакомые мне советники и командующий нашими армиями.

— Очнулся наконец-то, - обратился ко мне командующий, - проходи, садись.
— Но как… мы ведь должны были… нас предали, - бормотал я ничего не понимая.
— Да садись ты!
Я послушно присел.
— Да, нас предавали на протяжении последних четырех месяцев. И сы бы проиграли последнюю битву, если бы один орк не настоял на атаке носью, а не утром, как было запланировано. Да, и этот орк – Кортин. Он развернул достаточно обширную игру на два фланга. Он втерся в доверие к командующему силами ШК. Рассказав ему наши планы об атаке, он заставил его ошибиться и выиграл нам почти 12 часов. С наступлением темноты мы подошли к их позициям и перерезали их почти спящими. Да, игра Кортина стоила жизней многих бойцов, но результат стоил тех жертв.
— Так Кортин не предатель? – пробормотал я.
— Нет, сынок, он герой. И ты тоже. Такой преданности и отдачи работе мы еще не встречали. Теперь ты почетный советник сил нашей коалиции.

Все было как в тумане. Я выронил топор из рук. Я не знал, что делать. Кортин убит мной. Мне было плевать на мою дальнейшую судьбу. Все было кончено. Я был растоптан. «Все кончено, все кончено», - твердил я…

Эпилог.
Серое небо. Вдали грохотал гром. Я стоял у могилы на кладбище героев. Массивное мраморное надгробие. На нем золотыми буквами выдолблены даты и имя. Кортин… он не заслуживал такой участи. У надгробия лежали сотни цветов. По мрамору шла трещина – топор Кортина был вбит в надгробие, как символ победы над смертью. Пошел дождь, завыл ветер. Все скорбили о нем, даже природа. И всему виной я. Я дождался, когда все разойдутся, опустился на колени рядом с его могилой. Я достал из-под плаща небольшую бутылочку, в каких обычно хранят эликсиры. Залпом выпил темную жидкость и замертво упал у могилы зажав бутылочку от яда в руке. Кортин отмщен.

Бонус=) Первый бой - события до Войны

Я родился в небогатой семье в небольшом селенье близ Завалона. Мой отец работал кузнецом, мать – поваром в местной таверне. С самого раннего детства меня готовили в воины. Когда мне исполнилось пять лет, отец выковал мне кинжал. Он выгравировал на нем мое имя, а рукоять была украшена образами огненных драконов, как бы обвивающих саму рукоятку кинжала. Это было мое первое оружие, которое до сих пор при мне в голенище сапога. Война шла уже около тридцати лет, когда я родился. Два моих брата были убиты в штурмах замков. Я их никогда не видел, но родители рассказывали мне о них с гордостью.

Время шло, и рос я. В двенадцать лет меня отдали в школу подготовки бойцов пехоты. Нас обучали искусству боя на мечах, основам стратегии и тактики, проводилась строевая подготовка. Моим любимыми были да предмета – бой на мечах и основы тактики и стратегии. В небольших военных играх я всегда занимал пост командира отряда, и мой отряд всегда справлялся с задачей лучше всех, будь то захват высоты, атака укреплений или же просто бой на равнине. В пятнадцать лет отец выковал мне личный меч. С этого времени я начал принимать участие в юношеских боях на деньги. Это было хорошим заработком. Я помогал родителям деньгами и у меня оставалось достаточно для себя. В восемнадцать лет мне сделали предложение пойти в профессиональную бойцовскую лигу. Я был на седьмом небе от счастья – деньги, слава, девушки и снова деньги. Но, к сожалению, все сложилось совсем по-иному.

На сорок восьмом году войны боевые действия обострились, и потребовались новые рекруты для войска Его Величества. Меня взяли первого из деревни, как лучшего бойца. Вся карьера проходила мимо, я лишь успокаивал себя мыслью, что после войны продолжу ее. Меня записали в пятый смешанный пехотный отряд. Почему смешанный – потому что там были все: орки, люди и эльфы. Со мной было еще четверо хороших бойцов нашей деревни. Половина отряда состояла из нетренированных новичков, а другая часть – из ветеранов, прошедших уже много по полям сражений. Это было задумано, чтобы в бою мы учились у старших и воспитывались на их примере. Все шло неплохо, ветераны нам рассказывали истории о великих битвах еще в начале войны, о которых им в свою очередь рассказали их отцы. Нам хотелось быстрее пойти в бой. Мы все представляли, как наш отряд врубается в войско противников раскидывая врагов налево и направо. Как мы после победы стоим над трупами поверженных вражеских бойцов и рассказываем друг другу о своем бое. Как мы с почетом возвращаемся в город, нас встречают цветами. Девушки бросаются нам на шею. Наши доспехи блестят, мы улыбаемся, все нас любят – ведь мы герои. Я не мог дождаться того дня, когда же нас пустят в бой.

И вот, наконец, тот день настал. Нам и еще двум отрядам необходимо было выбить врага с небольшой сопки в четырех километрах от Завалона, чтобы ликвидировать возможное место будущего лагеря неприятеля. Радости нашей не было предела. Мы улыбались, пытались дойти до места побыстрее, чего нельзя было сказать о ветеранах нашего отряда – они все были понуры, сосредоточены. Не было ничего, говорящего о радости в их сердцах. По некоторым был виден страх предстоящей битвы. Тогда мы не понимали, почему они так сосредоточены и угрюмы.

Тем временем, мы подошли к месту, где располагался противник. Нашему отряду был дан приказ засесть в засаде месте с другим отрядом, а третий должен был выманить противника на атаку. Мы расстроились, что должны сидеть в засаде, как крысы, боящиеся вылезти наружу при виде угрозы. Но приказ есть приказ, и он не обсуждается. Третий отряд выступил вперед. Когда он оказался на полпути до вершины, мы услышали оглушительный звук горна противников. Бой начался. На третий отряд обрушилась волна стрел.  Хотя наших и прикрывали деревья сопки, мы все же видели, как тела раненых и убитых скатывались вниз. Послышались звон мечей и крики воинов. Сражение началось. Через минут пять, не выдержав отпора противников, третий отряд, как и было запланировано, начал отступление. Наконец-то мы вступим в бой!

И вот, третий отряд пробежал мимо наших позиций. Отряды противника неслись за ним не чувствуя угрозу и предвкушая радость победы. Когда они поравнялись с нами, они сбавили шаг, но было уже поздно. С криками мы бросились на них. Каждый из нас, новичков, стремился пробиться в первые ряды, но плотный строй не давал нам этой возможности. Первые наши бойцы сошлись с правым флангом войск противника. Звон мечей и крики теперь были в нескольких метрах от меня. И вот, первый враг в моей жизни оказался передо мной. Это был молодой, лет семнадцати, орк. С криком я бросился на него замахиваясь мечом. Он увидел меня и оторопел. В его глазах был явно виден дикий, животный страх. Страх смерти. Он был так молод, хотя и я не намного старше, но все же. Мой меч уже несся на него. Я уже не хотел его убивать. Я ведь никого еще не убивал. Мне стало страшно. Но мой меч по инерции приземлился на его плечо. Заточен он был превосходно,  и орка разрубило пополам. На меня хлынула кровь. Я выронил меч. Меня тошнило. Не было ничего героического в войне. Нет ничего красивого в смерти.

Вокруг меня шла битва, а я был как будто не здесь. Голоса слышались отдаленно. Меня кто-то пытался поднять с колен. Мне что-то кричали. Не слыша их, я понял только одно – битва не закончена, и надо продолжать. Я поднял меч, схватил щит убитого орка и продолжил бой. Остальных своих поверженных врагов я не запоминал и не считал. Они все были однолики – вся та же плоть и кровь. Все тот же страх в глазах за секунду до того, как я опускал на них свой меч.

Битва была закончена мы победили. Я вытаскивал свой меч из живота молодого эльфа. Другие ходили по полю боя выискивая либо раненых наших, чтобы оказать помощь, либо раненых врагов, чтобы взять их в качестве «языков». Мои волосы свалялись от крови, доспехи были буро-красные. Над полем уже кружили вороны. Особо храбрые из них растаскивали трупы по кусочкам.

Я огляделся: везде трупы, кровь, стоны раненых, карканье ворон, трупный смрад. И это победа? Что в этом героического? Что в этом красивого? Зачем рождаться, чтобы так умереть? Смысл в войне? Чего этим можно добиться? Какой триумф и слава? Какой идиот придумал эти истории про героев и любящих их красавиц? Тысячи бессмысленных смертей и ничего более…

Таков был мой первый бой. Из нашего отряда численностью в пятьдесят воинов осталось всего двадцать человек. Почти все новички полегли, а оставшиеся были такими же понурыми и грустными как я. Мы поняли, что такое война. Мы увидели ее изнутри и ничего красивого там не увидели. Это лишь работа, тяжелая, неприятная и бесполезная работа. Но ее должен был кто-то делать. Намечалась следующая битва…

+1

2

Нда... скромно молчу в тряпочку....

супер...

+1


Вы здесь » Eight Squadron » ТворЧеский Ангар » Война 1,2,3 по просьбам Миши=)